homaaxel (homaaxel) wrote,
homaaxel
homaaxel

Categories:

Дорога от Ивало до границы с Норвегией

Наша дорога вела по заполярной Финляндии в сторону Ивало. Здесь такой же холмистый рельеф, напоминающий о бывшем на этом месте древнем арктическом море, которое исчезло вместе с огромным ледником. Остались сопки, борозды на земле и огромные ледниковые камни, вытянутые в сторону северо-запада.

На открытых местах от снежных заносов установлены такие деревянные заборы.




Теперь встреченные по пути электроопоры уже не деревянные, а бетонные. Суровый местный климат требует других материалов для строительства.

При постройке линий электропередач можно натолкнуться на захоронения, залежи боеприпасов, на древние наскальные рисунки (как это было обнаружено в Альте, в Норвегии), на клад викингов.

В фильме "Охотник за троллями" здорово обыграли линии электропередач, мол, это круговые "сети под напряжением", которые сдерживают распространение троллей. По секрету скажу, тролли в Норвегии есть. Если даже не всматриваться в каждый камень, все равно то и дело натыкаешься на их силуэты.



Теперь машина поднимается с сопки на сопку. Лиственные деревья почти исчезли, уступив свое место елям и соснам. Качество дороги одинаково хорошее на всем ее протяжении. Встречные северные машины узнаются по огромным дополнительным фарам, призванным разгонять вечную ночь.

В этих краях, в 30 километрах к югу от Ивало, располагается крупный горнолыжный курорт Саариселькя – туристический центр Лапландии. Снежный сезон длится с октября по май, в распоряжении туристов более 200 км трасс. Здесь нет сложных маршрутов, курорт рассчитан на спокойный семейный отдых. Максимальный перепад высоты – 180 метров, протяженность самой длинной трассы – полтора километра.



Остановка в лесу неподалеку от Ivalo. Она уже напоминает о близости Норвегии: бело-красный цвет, вертикальные рейки досок, маленькие окна.
Эти остановки сделаны так, чтобы защитить путника от дождя и снега. А красно-белый домик издалека заметен водителю автобуса.



Проезжаем через Ivalo. Здесь специально высажены цветущие лиственные деревья. Сам город скрыт в лесу. Ну как город... городок на 4 000 жителей. Сюда стоит добраться тем, кто любит тишину, лес и отсутствие людей. Например, в 5 км от города есть питомник хаски. Рядом с ним - отель Guesthouse Husky. У них на ферме живет 140 собак! На них можно кататься от 1 до 7 часов. Можно заказать 3-дневный тур на санях. Зимой во время тура ночевать придется в охотничьих домиках на островах озера Инари.



В 40 километрах к северо-востоку расположен поселок Инари – главный центр саамов. Деревушка состоит всего лишь из полсотни жителей, но является административным центром одноименного округа. Главная достопримечательность Инари – «Сиида» (Siida) - природный парк и музей саамов под открытым небом, где можно увидеть дома, культуру и быт жителей Лапландии. Здесь находятся магазины, где можно приобрести саамские сувениры ручной работы. В природном центре можно узнать о местных пешеходных тропах и велотрассах, приобрести лицензии на охоту и рыбалку. В 15 км от центра саамов находится ферма северных оленей.

Впереди нас ждет огромное озеро Инариярви (Inarijarvi). Считается, что возле этого озера находится самая большая в Европе территория нетронутой природы. А само озеро - третье по величине в Финляндии.



Дорога ненадолго петляет вокруг озера, проходя буквально по его кромке. Здесь более 3 000 островов, что превращают прохождение по озеру в лабиринт. Главный остров - Ukonsaari (Укко, Уконсаари), где саамы в 14-17 вв. приносили богам жертвы. Остров небольшой, около 50х100 м, в высоту - 30 м. На его западной стороне еще 150 лет назад была обнаружена жертвенная пещера. "Камень-остров" назван в честь одного из главных божеств традиционной религии Суоми и входит в список наследия ЮНЕСКО, как место связанное с событиями или традициями, с идеями или верованиями. Пишут, что довольно часто возле этого острова стоит плотный туман, не позволяющий хорошенько его разглядеть.

Фото Дмитрия Матвеева.

https://pp.vk.me/c633530/v633530345/55cfe/LiaOX8n5S6k.jpg

Есть на озере и "острова умерших", где хоронили людей. Там обитают их души. Саамы не появляются на таких островах без особой нужды и стараются обходить их подальше.

Мне удалось найти немного информации про обряды лапландцев в отношении умерших: "У некоторых более северных лапландских кланов был обычай хоронить своих умерших на островках в озере, глубоко зарывая их в землю. Другие по замерзшему озеру отвозили умерших на санях на островок, покрытый снегом. Там они оставляли и тело, и «гроб» (сани, на которых оно перевозилось), не закапывая мертвого в землю. Для похорон специально выбирали северного оленя, который должен был быть послушным, с быстрыми и крепкими ногами. Его рога обматывали белой тканью, служившей в качестве похоронных украшений. Никто не смел останавливать кортеж или препятствовать его прохождению к священному островку, где предки, саиво-олмак, то есть «счастливые люди», проводили ночь, решая судьбу этого последнего прибывшего к ним. Подобные похороны свидетельствовали о том, что здесь снова был тот древний страх перед умершими: оставленный на небольшом участке земли, окруженной водой, умерший был не в силах воссоединиться с живыми в их палатках. Если это была зима, то он еще больше был отрезан от них, ибо, если северного оленя выпрягали из похоронных саней, умершие никогда не могли проделать свой путь через замерзшее озеро к его берегам. Поэтому их родственники могли пребывать в мире: никакое внезапное зло не могло прийти к ним с той стороны."

Некоторые лапландские группы, например сколты, которые живут на пограничной полосе между Финляндией и Россией, почти обожествляют своих умерших, не испытывая перед ними никакого страха. Когда они видят северное полярное сияние, они убеждены, что наблюдают Танец Умерших: духи умерших, покинув свои могилы, улетают в Арктику и там, собираясь в наивысшей точке неба, сплетаются в танце.



Само озеро - удивительно тихое, словно зеркало. А его название напомнило азиатское божество лисицу Инари,  которая либо помогает людям, либо съедает у них печенку.

Финны зовут северное сияние «лисьими огнями» (revontulet). Существует древняя саамская легенда, в соответствии с которой огни в небе — это искры, которые высекла лиса, зацепив хвостом снежный берег у сопки.



Почему на острове Укко поклоняются именно камню?

"Лапландцы никогда полностью не отказывались от представления, что камень, даже маленький, способен к проявлениям, которые могут показать его в ужасающем свете. Скала или камень не нуждаются ни в каких исключительных размерах, чтобы обладать силой, внушавшей лапландцам благоговейный страх. По их утверждению, были камни, которые перемещались древними ледниками не вниз, а вверх или загадочно передвигались с места на место; были метеориты, упавшие с неба, – бесспорный признак какой-то силы, не принадлежащей нашему миру. При случае этим камням в жертву приносился самый лучший олень в стаде, и, когда кровь животного стекала по камню, лапландцы опускались на колени и пылко призывали духов своих предков. Живые жертвовали лучшим своим оленем в надежде на то, что умилостивленные боги избавят их от опасностей, которые таил в себе мир духов.

Длительная, трудная борьба со стихией развила у лапландцев особенно острую чувствительность. До нашего времени сохраняется представление о том, что некоторые камни являются «священными». В основе этого представления, как и многих других, лежит чрезмерное желание мира – мира для себя и для умерших. Погост предложил им этот мир, но только принятие христианства позволило им пребывать в спокойствии в древних сосновых лесах. Так что после долгого блуждания по долинам и болотам, после длительной борьбы за выживание лапландцы получают место своего последнего успокоения в тени небольших церквей, рассеянных по обширным пустыням их дикой земли."

Из книги "Лапландцы. Охотники за северными оленями"   - http://www.nnre.ru/istorija/laplandcy_ohotniki_za_severnymi_olenjami/p4.php



Сейчас в Лапландии проживает около 10 000 саамов. Они владеют около 200 000 северных оленей. Чтобы различать оленей, на уши острыи ножом наносятся метки. Их существует 18 видов и бесчисленное количество разновидностей.

Что интересно - у северных оленей рога растут и у самцов, и у самок. "Рога у северного оленя начинают расти, когда ему исполняется 30 дней; у любого другого вида оленя такой рост задерживается на 9-12 месяцев. У самки рога держатся до мая, когда происходит рождение молодняка, и без них она живет до сентября. Самец теряет рога, когда в тундре уже лежит плотный ковер из зимнего снега – примерно в конце ноября. Рога северных оленей не столь крупные, но у некоторых особей они могут быть величественными. Пара рогов иногда насчитывает двадцать пять ответвлений."

Зимой и летом олени предпочитают пастись на возвышенностях. Летом - потому что ветер сдувает надоедливых мошек, а зимой - потому что ветер сдувает снег и можно быстрее накопать себе мох. Весной и осенью олени мигрируют. Как ни удивительно, они в точности повторяют путь своих предков.

"Северный олень имеет весьма специфические предпочтения в отношении корма. Он ест определенный вид лишайника и безошибочно узнает его среди всех прочих. И только зимой, когда весь корм находится под снегом, олень будет питаться тем кормом, который он сможет добыть из-под снега копытом."



Второй традиционный зверь рядом с лапландцем - собака. Но она не использовалась для перевозки грузов или людей. Собака помогала пасти стало, управлять оленями и находить новорожденных оленят, брошенных своими матерями-трусихами. Оленихи - не очень хорошие матери. Они в испуге бросают молодняк, почуяв волка или завидев хищную птицу.

Управляет стадом обычно старый кастрированный самец с привязанным на шее колокольчиком.





"Иногда старый самец северного оленя склонен внезапно впадать в бешенство. И тогда он издает ужасный рев и бросается на все и вся, пока не свалится от усталости. Другие олени бегут от него в ужасе, пока беднягу не прикончат люди или волки, если олень дикий.

Лапландцы режут оленя только в том случае, если существует опасность, что их запасы копченого мяса или их пищевые продукты вообще могут исчерпаться. Выбор падает, прежде всего, на больное или бесплодное животное или на ослабленного самца. Осень, перед гоном, – лучшее время для забоя: в этот сезон сарвес (мясо) наиболее нежное и вкусное. Постное мясо сушат и подвешивают в палатке, где вокруг него будут клубиться кольца дыма от очага – простой, но эффективный способ целительного окуривания. Вплоть до недавнего времени мясо после этого убирали в ньялу – «ледяной ящик», насаженный на жердь или установленный на камне, где оно оставалось до следующей весны, когда караван людей и оленей снова появлялся в этих местах, поскольку он неизменно возвращался на весеннюю побывку, после миграции от одного зимнего лагеря к другому."



В конце сентября у северных оленей начинается брачный период.

"Самцы становятся легковозбудимыми, и пастухи должны справиться с управлением животными, которые блуждают во время спаривания или во время поединков. Самец в этот период может стать очень свирепым – иногда вплоть до убийства самки. Пастухи также должны следить за тем, чтобы не получить повреждения. Олень может боднуть человека в плечо, а затем, прежде чем тот сможет убежать, затоптать его копытами. Это тот момент, когда человек остро нуждается в помощи собаки, которая, по-видимому, способна почувствовать настроение оленей и предвосхитить их агрессивные действия, нападая первой. Без собаки рядом единственное, что пастухи могут сделать для своего спасения, – это вскарабкаться на дерево или на скалу. Множество историй рассказывают о пастухах, которые были вынуждены оставаться в таком убежище в течение многих часов или даже дней, пока их спутники не привяжут веревкой нападающего самца. Когда олень схвачен, его сразу же кастрируют и лишают рогов, которые обламывают. Кастрация совершается зубами. По какой-то неизвестной причине лапландцы не склонны использовать нож, и к тому же животное, по-видимому, быстрее выздоравливает, если гениталии откусываются. Тот же метод кастрации используется самоедами. Путешественник Де Лессеп в 1790 г. писал о подобной практике у камчадалов в отношении собак."

В качестве вьючного или ездового животного используются только кастрированные самцы. Они послушны и управляемы человеком.



До поселка Инари осталось 10 км.



Иногда на дороге встречаются огромные ледниковые камни.



И хорошо экипированные велосипедисты. Чем ближе к Норд Капу, тем их будет больше. В снег, дождь, ветер, холод они будут продолжать ехать к своей цели, как вечные хатифнатты.





После поселка Kaamanen наш путь поворачивает налево, в сторону границы с Норвегией. Основная трасса Е75 при этом продолжает идти на север до крайнего финского поселка Utsjoki. Здесь дорога начинает лететь вверх-вниз, словно длинная горка.

Хотя до Второй Мировой Финляндия продолжалась дальше, до Баренцева моря. Там была небольшая полоска земли, область Петсамо. Но по итогам Второй Мировой войны СССР забрал себе эти земли. Знаете почему? Потому что до Второй Мировой Финляндия здесь добывала столько никеля, что он был одной из ведущих статей экспорта страны. С тех пор на карте СССР появился городок Никель.



Дорога пустая. Редко когда проедет серьезно экипированная машина со стороны Норд Капа. Теперь все дороги туристов ведут туда.



Леса становятся все ниже, а холмы все чаще.  Небо плотно затянулось серыми облаками.



Начался затяжной дождь и мои снимки превратились в такие:



Лес за окном стал еще сильнее припадать к земле.



Появились тундра и болотца. Как мы ждали этого! Одно дело, когда изучаешь мир по фотографиям и рисункам в учебнике географии, и совсем другое - когда видишь масштаб и скорость изменений своими глазами.



Погода в этих краях меняется очень быстро. Примерно каждые 15 минут показывают что-то новое - дождь, облака, ветер, солнце, радугу. Из-за частой смены погоды изменяется  внутреннее ощущение течения времени. Кажется, что оно летит быстрее.

Но потом придет время ночи (сама ночь не придет) и сойдут с ума биологические часы :)



Асфальт на всем протяжении пути одинаково хороший, ровный. Может быть, немного более шершавый для более эффективного торможения. Например, после 3-недельного скандинавского путешествия шины очень быстро и окончательно стерлись. Конечно, это был их не первый сезон, но с такой интенсивностью они на других дорогах не стирались.

Машина после скандинавского путешествия потребовала себе обновки в виде новых шин :) Еще она потребовала себе замену севшего аккумулятора, который нас внезапно подвел в последнее утро пребывания в Турку на пути домой. А еще машина проколола себе шину одним из шурупов со строительства норвежских тоннелей. Вобщем, вы сами решайте какой ремонтный набор брать с собой в багажник.



Среди всей этой бесконечной лесотундры есть островок гостеприимства с кофе и туалетом - Giellajonka. Выглядит вот так:



Это земляная крыша местного кафе. Таких будет очень много в Норвегии. Здесь растут мох, цветы и даже маленькая елочка.



Земляная крыша благодаря земле создает свой особый микроклимат - сохраняет тепло и влажность внутри дома. Она хорошо работает как звукоизолятор, не перегревается летом. Растения своими корнями создают плотную подушку, которая работает как термос. Такие земляные крыши делают с определенным углом (в зависимости от местности и количества осадков), чтобы, с одной стороны, быстро стекала дождевая вода, с другой, не сползала с крыши земля.



С горячим кофе в салоне мы продолжаем перекатываться с горки на горку ближе к границе.





Холмы сменяются холмами, а чистое небо вновь затягивается облаками.





Городок Karigasniemi. Здесь находится граница между странами. Впереди дорога на Карашок, налево - на приграничный финский городок Angeli.



Сразу за пересечением границы появились коренастые красные норвежские домики.



За окном вихляет река Karasjohka, которая служит границей между Финляндией и Норвегией и дает название городку Карашок, к которому мы направляемся, чтобы посетить саамский музей.



Дорога на территории Норвегии стала чуть похуже, более рыхлая. Но тем не менее с разметкой и отбойниками. Единственный раз в Норвегии мы встретили гравийную дорогу, когда, пользуясь местным путеводителям, поехали искать какую-то деревеньку на Лофотенах, чтобы от нее начать свое восхождение.



Большой журнал на русском языке "Финляндия - страна островов и водоемов" - http://rantalinna.eu/wp-content/uploads/2015/07/Strana-tyisyachi-ozer.pdf
Книга "Лапландцы. Охотники за северными оленями" - http://www.nnre.ru/istorija/laplandcy_ohotniki_za_severnymi_olenjami/index.php

Материалы по теме:

Большое путешествие со сковородкой на Север (карта маршрута)

Дорога в Норвегию (сравнение дорог и остановок России и других стран)

Дорога в Норвегию, продолжение (сравнение процесса ремонта российских и европейских дорог)

Дорога в Норвегию, продолжение (от заката до рассвета...сравнение организации дорожного движения в России и в Европе)

Дорога в Норвегию. Едем в Вуокатти. Часть 1. (сравнение лесов, дорог и туризма Финляндии и Карелии)

Дорога в Норвегию. Едем в Вуркатти. Часть 2. (сравнение сельского хозяйства Финляндии и Карелии)

Дорога в Норвегию. Едем в Рованиеми (маленькая ночь в большом финском лесу. А также про статистику ДТП в Финляндии, в т.ч. по алкоголикам, велосипедистам и встречам с оленями)

Дорога в Норвегию. Рованиеми (про комплекс гостевых домиков, музей Арктикум, ресторан Нили и муми-троллей)

Дорога в Норвегию. Едем в Ивало (про алкоголь в Финляндии и в Норвегии, про леса и геологию Финляндии, возможности для туризма, сбора ягод и грибов)
Tags: Норвегия, Финляндия
Subscribe

  • В Берлине откроется Музей эмиграции

    Экспозиция нового музея будет посвящена биографиям людей, которые вынуждены были бежать из страны после прихода к власти национал-социалистов. Итоги…

  • Линдт, музей шоколада рядом с Цюрихом

    13 сентября в деревеньке Kilchberg, что находится на берегу Цюрихского озера в 20 мин. от Цюриха, состоялось открытие торгового дома-музея шоколада…

  • Необычные музеи Баварии

    Маленькие городки и деревни Германии интересны тем, что пока к ним едешь, проезжаешь по красивым полям и лесам. В таких городках всегда спокойно,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments