homaaxel (homaaxel) wrote,
homaaxel
homaaxel

Categories:

Книга "Синдром предков"

Анн Анселин Шутценбергер (Anne Ancelin Schutzenberger), французский психолог, доктор психологических наук, почетный профессор университета Ниццы, в 1993 г. издала книгу "Синдром предков". В 2001 г. она была переведена на русский язык.

Анн Анселин Шутценбергер являлась ученицей Франсуазы Дольто, активно занималась психодрамой и групповой психотерапией, работала с раковыми больными и их родственниками (некоторые из её пациентов живы до сих пор), работала на четырех континентах.  Эта деятельная бабушка жива до сих пор, ей 98 лет.

В своей книге она показывает насколько семья предопределяет жизнь ребенка, насколько тесны связи между родственниками, даже если некоторые события замалчиваются и становятся тайной. Невольно мы играем роли, которые достаются нам от предков.

Интервью со специалистом, где она рассказывает о своем образовании и практике, можно прочитать здесь - http://www.psychologies.ru/psychotherapy/methods/ann-anselin-shuttsenberger-psihoanalitiki-sochli-menya-nenormalnoy/

Из книги "Синдром предков":

"...когда занимаешься серьезными физическими болезнями типа рака, то замечаешь повторения и значимые связи при составлении геносоциограммы — полного генеалогического древа с указания имен, семейных связей, болезней, несчастных случаев, основных событий в жизни, памятных мест, крупных изменений в жизни, разрывов и перемен.

Указывая на эти повторения и освещая их, можно улучшить ситуацию, когда пациент тяжело переносит трудный период уязвимости. Перегруппировав по-иному, изменив жизненный сценарий по отношению к болезни и смерти, многочисленным несчастным случаям или неудачам, можно сделать его позитивным, и тогда клиент сможет вновь стать действующим лицом, делать выбор и, наконец, жить.

Переосмысление серьезной болезни в повторяющихся семейных ситуациях придает им иной смысл и часто изменяет течение болезни.
Я не хочу сказать, что непременно удастся предотвратить смерть или драматические последствия несчастного случая. Но можно иначе относиться ко всему.

Часто все утрясается, и человек преодолевает уязвимость, когда получает возможность поговорить о том, что произошло. Ситуация расшифровывается, когда выстраивается «красная нить» событий и клиент следует за ней, когда события ставятся в определенные рамки, представляются иначе, когда говорят о тайне, когда добираются до невысказанного. Иногда удается дифференцировать семейную привязанность, уважение, лояльность по отношению к семье и идентификацию с другим («невидимую лояльность семье») в такой степени, что человек перестает жить жизнью другого или умирать, как и он. Это часто выявляется, когда сталкиваешься с синдромом годовщины.

В моей терапевтической практике, особенно с тех пор, как я стала заниматься трансгенерационном анализом, встречались семьи, в которых повторялись болезни, несчастные случаи или невольная смерть в одном, двух или даже нескольких поколениях по непонятным причинам, но клинически это констатируется как «отметина на теле».

Я беру на себя смелость утверждать, что работа по выявлению связей и повторений и их декодированию придает смысл событиям и позволяет управлять ими. Когда начинают видеть и понимать, появляется смысл, меняется контекст, из глубины проступает новая форма, все изменяется: человек дышит, избавляется от груза прошлого, часто меняется его тело и жизнь. Он становится другим... а иногда приходит и выздоровление.

Каждый тренер, каждый терапевт, каждый врач, к какой бы школе он ни принадлежал, сталкивается с трудными случаями, которые классические теории объяснить не в состоянии. Он встречается с тем, что человек «корнями уходит» в собственную историю, часто скрытую, которая проявляется в особые моменты, моменты «ясности» — на уровне речи или представления о «вещи» через тело (болезнь, несчастный случай, смерть).

Задача терапевта состоит в том, чтобы вести своего клиента, анализируя, помогая найти свою «историю», представить ее словами в связном виде, увидеть ее нити и прояснить смысл. И когда речь идет о личной истории, в которой было много тягостных событий, ставкой такой работы становится возможность выхода из хаоса, бездумности, невысказанности и повторений, осознание истории своей семьи и своего прошлого. Начать сначала, перевернуть страницу можно лишь тогда, когда на этой странице все ясно, все стерто или вот-вот будет стерто или изменено.

Таким образом можно создать и заново «изобрести» свою жизнь".



*****
Синдром годовщины

Человеческое существо «имеет слоновью память» — обычаи и привычки в браке, число детей, а часто даже возраст смерти, выбор профессии осознанно передаются из поколения в поколение (межгенерационные связи), об этом говорят. От отца к сыну из поколения в поколение люди часто наследуют профессию: становятся фермерами, инженерами, врачами, преподавателями, нотариусами, булочниками, военными или моряками. Не зная того, люди умирают и женятся в том же возрасте, а иногда в то же время или того же числа. Люди могут осознанно строить свои планы на этом соответствии или же действовать по предсказанию (неосознанно) в силу невидимой лояльности по отношению к семье (и трансгенерационной передачи).

Но лишь недавно, лет двадцать тому назад (докторская диссертация Жозефины Хилгард, посвященная психозам у взрослых в США, работы Анн Анселин Шутценбергер по раку (1983), дорожным несчастным случаям и соматическим последствиям военных травм у потомков (1994), выявили синдром годовщины и его влияние на течение болезни (для определенных заболеваний и определенных больных), т. е. телесный психосоматический и сомато-психический аспект (bodymind, как обозначает его Эрнест Росси).

Недавние работы констатировали даже случаи кошмаров с почти фотографическим воспроизведением в памяти ужасных, не выразимых словами военных травм в нескольких поколениях у отдельных потомков выживших узников концлагерей (Юдит Кес-темберг, Натали Зайде), геноцидов, различных массовых убийств, ужасных войн. Наиболее яркие случаи связаны с потомками людей, пострадавших от газовых атак под Ипром (1915) и Верденом (1916), в Седане (1870) (Anne Ancelin Schiitzenberger, 1994, 1995). Эти кошмары сопровождались различными симптомами спазм или воспалений в ротовой полости (кашель, отхаркивание, першение, частые бронхиты, астма...).

Может возникнуть вопрос: как осуществляется этот трансгенерационный переход*, неосознанный и невольный, который «отмечает» некоторые периоды и семейно-исторические даты, часто вновь оживляя их в дни годовщин и юбилейных дат.

* Не путать сознательную межгенерационную передачу с бессознательной идентификацией, бессознательной «невидимой лояльностью семье» и бессознательной трансгенерационной передачей (тайна, несказанное, сокрытое, умалчиваемое, непомышляе-мое), часто проявляющихся в виде симптомов.

Можно было бы вслед за Морено говорить о семейном и групповом со-сознании и семейном и групповом со-бессознательном; о двойственном единстве «мать — неродившийся ребенок» (in utero) (M. Терек); об «общей» памяти — между отцом и сыном, дедом и внуком; о со-Я(Ада Абрахам); о «призраке и склепе» (Николя Абрахам и Мария Терек), а следуя тайнам и невысказанному родителями, — о невидимой лояльности (Иван Бузормени-Надь), о взаимопроникновении поколений, взаимопроникновении времени {time collapse), о трансгенерационной передаче военных травм и о «помечающих — помеченных» событиях жизни.

Существуют многочисленные клинические подтверждения подобных передан и несколько работ статистического характера (Хилгард). Однако, несмотря на открытие новых нейропередатчиков, пока не выяснено, каковы пути передачи приобретенных черт (неврологические или генетические) и факторы передачи.

Когда людям дают возможность высказаться и помогают разговориться, побуждают рисовать, вновь проигрывать сцены на психодраматических сессиях (в виде маленьких «виньеток»), то таким образом удается прекратить травмирующее воздействие и траур с помощью символического акта, завершающего неоконченные действия*. Когда понимающий человек — контейнирующий психотерапевт** слушает и слышит, у таких пациентов и даже у их детей симптомы часто прекращаются.

* Именно это в групповой динамике в рамках школы Курта Левина называют эффектом Зейгарник: взаимосвязи внутренней напряженности при незаконченных действиях (описано в работах Б. Зейгарник [1928]).

** Определение контейнирующий близко к понятию холдинга, введенному Винни-коттом для обозначения поддерживающей среды (иными словами, терапевт, способный слушать, слышать, вмещать, не вынося суждений, не вовлекаясь).

*****


Также по этой теме можно прочитать книгу Олифирович Натальи Ивановны "Семейные тайны: хранить нельзя открыть".

Книга частично выложена в GoogleBooks - https://books.google.ru/. Там же можно купить электронный вариант книги за 4 евро.

Книга будет полезна тем, кто подозревает, что отыгрывает какую-то чужую роль в расширенной семье, тем, кто испытывает неясное чувство тревоги, ощущение брошенности, ненужности, тем, у кого есть сложности в отношении со своими детьми. В любом случае будет полезно расспросить своих родственников о всех членах семьи, которые им известны, даже если в прошлом об этом нельзя было говорить по религиозным, национальным, суицидальным причинам, репрессиям и т.д., если были какие-то внебрачные или нежеланные дети, дети, взятые на усыновление. Дело доходит до удивительного - бабушки или родители, знающие за собой какую-то лично им неприятную историю, начинают обвинять в подобном своих детей или внуков. И история, когда-то надежно запрятанная внутри семьи, начинает вылезать наружу, ребенок становится симптомом.

Tags: Книги, Психо
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments