homaaxel (homaaxel) wrote,
homaaxel
homaaxel

Categories:

Одна из первых в борьбе за получение женщинами высшего образования

Мари Хейм-Вёгтлин (Marie Heim-Vögtlin) была первой швейцарской женщиной-врачом, писателем и соучредителем первой швейцарской гинекологической больницы. Она стала образцом для подражания для многих женщин.

https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/5/5f/Marie_Heim-V%C3%B6gtlin.jpg/220px-Marie_Heim-V%C3%B6gtlin.jpg


Мари родилась 7 октября 1845 года в Бёзене (Bözen) в семье деревенского пастора. Она была вторым ребенком в семье.  Все детство она провела в сельской местности. В маленькой деревне у нее не было друзей по играм, поэтому она находила развлечения в горах и в лесу. Возможно, это сказалось на ее любви к естественным наукам. Как дочь священнослужителя она имела привилегию на образование. Сначала в 12 лет она обучалась в школе-интернате в приходском доме Тальхайм, затем более года провела в школе-интернате недалеко от Нёвшателя во французской части Швейцарии, затем она продолжила образование в Цюрихе, где жила у своей двоюродной сестры. Отец, консервативный теолог, вложил в образование дочери много денег.  Это было возможно в том числе благодаря тому, что младший брат Мари умер будучи маленьким ребенком и в семье появились финансовые ресурсы.

Решиение Мари стать врачом встретило непонимание в обществе. Считалось, что женщины физически слишком слабы чтобы учиться. Однако отец, приходской священник Брюгге, выдержал все нападки. Он знал, что если он откажет упрямой дочери, она будет в отчаянии. Незамужняя старшая сестра Анна также поддерживала смелый проект и была готова взять на себя управление домашним хозяйством при овдовевшем отце. Мари страдала от правил общества, которые накладывались на поведение женщин в 19 в. Несмотря на большую волну сопротивлений, примером своей жизни она смогла изменить многое.

Дом приходского священника в Бёзене.


http://www.forum-60-plus.ch/images/bilder/2017/2017_04_26_Marie_Heim-Voegtlin_forum_60_plus_02.jpg


Мари была в восторге от идей Фридриха Эрисмана, студента-офтальмолога, который выступал за улучшение качества здравохранения и образования. Также, общаясь с ним, она поддерживала социалистические идеи. В 1867 году ее жених Фридрих Эрисман, разорвал помолвку. Вместо этого в апреле 1868 г. он женился на первой женщине-враче Европы Надежде Сусловой (Сестра Полины, любовницы Достоевского. Она стала первой русской женщиной-врачом, акушером-гинекологом. Приехала учиться в Швейцарию после императорского запрета получать высшее медицинское образование в России). В ответ и с неохотной поддержкой своего отца (ему нужно было дать разрешение и поставить свою подпись), Мари подала заявку на вступление на медицинский факультет в Университет Цюриха, который был первым медицинским факультетом в Европе, который принимал женщин. Это вызвало национальный скандал, поскольку до этого туда были зачислены только несколько «наглых» иностранных женщин, таких как Суслова. До этого уже 4 года как Цюрихский университет принимал на учебу женщин, но не на медицинское образование.

Поступление в Университет - только половина дела. Было необходимо являться не только слушателем, но и иметь практику, сдавать экзамены. Без свидетельства об окончании Университета невозможно было открыть свое дело. Для сдачи итогового экзамена было необходимо получить особое одобрение правительственного совета.

Ее решение стать врачом вызвало недопонимание в обществе. За спиной у Мари возникали жуткие сплетни, а родственники считали, что теперь на них лежит большой позор. Тетя Розина, основательница детской больницы в Брюгге, способная и успешная, была категорически против. Возможно, она опасалась мнения своей благородной семьи в Цюрихе. Местные врачи уговаривали Мари никуда не уезжать на учебу и оставаться у них. Они были готовы дать ей курс по препарированию. Но Мари оказалась ужасно упрямой, она не позволяла себе отвлекаться и осталась верна своей цели - поехать учиться в Цюрих. С самого начала Мари знала, что у нее нет права потерпеть неудачу в защите интересов женщин.

Мари временно работала в маленькой детской больнице в Брюгге. Когда в Цюрихе вспыхнула холера, ее желание изучать медицину усилилось. Она выбрала направление гинекологии, поскольку в то время была очень высокая детская смертность.

Осенью 1868 г., после полугодового рассмотрения заявки, она была зачислена на медицинский факультет Цюрихского университета. Для сравнения, самый старый швейцарский университет в Базеле признал женщин-студенток только в 1890 году. Она была единственной швейцаркой среди 8 студенток.  Ей было 23 года. С тех пор бОльшая часть дохода ее отца уходила на обучение. Отец верил в счастливое окончание эксперимента с учебой. Во время студенческих каникул она приезжала домой в Брюгг (Brugg) и жила под девизом "Глажка вместо учебы": она занималась хозяйством, консультировала друзей по врачебным вопросам, шила себе новые платья.

Мари - студентка.

https://www.effingermedien.ch/fileadmin/_processed_/d/0/csm_heim_voegtlin_marie_4316_1_ac8f9f1a55.jpg


В университете Мари и несколько соотечественниц-женщин пользовались особой поддержкой со стороны преподавателей, так как многие консерваторы осуждали медицинское образование женщин как постыдное и как пустую трату времени. В 1870 г. Мари с успехом сдала итоговые экзамены в Университете. Но это было мало. Она отправилась в Лейпциг изучать гинекологию и в Дрезден - работать в родильном доме. Она стала первой женщиной в Европе, которая стала специалистом в акушерстве и гинекологических заболеваниях. 11 июля 1874 года она получила докторскую степень в Цюрихе с диссертацией на тему здоровья женских половых органов. Однако для получения официального разрешения на медицинскую практику в Цюрихе понадобилось вмешательства ее отца.

В 1874 г. все трудности закончились - Мари открыла практику в Хоттингене (Hottingen) возле Цюриха. Она понимала, что она - первая женщина-врач и на ней лежит много ответственности, поэтому лечила только женщин и детей. Хотя клиентов было немного, вскоре она приобрела репутацию способного и любимого врача, особенно была отмечена её щедрость по отношению к бедным женщинам.

В Цюрихе к ней обращались женщины из всех слоев общества. Многие предпочитали обращаться с гинекологическими проблемами именно к ней. Через несколько месяцев она стала известна не только в городе, но и за пределами страны благодаря своим навыкам и оказанной помощи. К своим клиенткам она приходила пешком, не пользуясь повозкой.

Она писала:"Я так счастлива! Никогда даже не думала, что так будет. Больше рада за женщин вообще, чем за себя".


В 1875 году, через год после открытия своей клиники, она вышла замуж за профессора геологии Альберта Хейма после того, как он дал свое разрешение (как того требовал в то время закон), чтобы она продолжала работать после вступления в брак. Ей было 30 лет, ему - 26. Медовый месяц они провели в путешествии по южной Франции, Италии и Венеции. Муж с пониманием относился к работе жены. Тогда он еще не знал, что однажды её доход поможет спасти семью  и его доброе имя от финансового краха. Дело в том, что долги отца Альберта, возникшие в результате банкротства его банка Sparkasse, были выплачены только благодаря доходу Мари. Семья продолжала жить за счет ее доходов от врачебной практики.

Для многих современников Мари и Альберт были образцом для подражания и идеалом семейной пары. Они жили словно на витрине и преодолевали огромное общественное давление чтобы добиться успеха. Их отношения обязаны были быть прекрасными, иначе бы Мари дискредитировала бы высшее образование перед всеми другими женщинами, а умершие пациенты были бы поводом для злорадства.

Как говорил про нее муж:"Я хотел бы серьезно заболеть на несколько дней, чтобы жена позаботилась обо мне и я смог, наконец, ее увидеть".


Хотя муж с пониманием относился к образованию и практике жены, он выступал категорически против наличия избирательного права у женщин. Он не хотел дополнительной качественной нагрузки на их и без того непростую жизнь.

Они откладывали рождение детей до тех пор, пока Мари занималась карьерой. Первого ребенка она родила в 36 лет. Потом родились еще двое. Хотя она сама была врачом по гинекологии и акушерству, она не смогла сохранить жизнь своей последней дочери, которая прожила только 3 недели.


Мари с собачкой Лео,  около 1975 г.

https://www.effingermedien.ch/fileadmin/_processed_/a/2/csm_heim_voegtlin_marie_4316_2_1d1c5e5f29.jpg


У пары было двое детей, Арнольд и Элен, также они заботились о приемном ребенке. Скептики и недоверчивые люди смогли вздохнуть спокойно и "стыдная женщина" стала примером для их дочерей. Мари доказала, что высшее образование и работа вполне совместимы с традиционными ценностями и обязанностями домохозяйки.

Мари стала прототипом современной женщины, которая одновременно занимается карьерой и детьми. Она решала те же проблемы, что и женщины-врачи сегодня: бросала вызов на всех фронтах личной и профессиональной жизни. Благодаря поддержке и иногда смутному взаимопониманию, она смогла реализовать себя вне дома. Как и многие женщины сегодня, она не хотела иметь детей до того, как станет профессионалом в своей сфере и ее звание доктора получит доверие у окружающих. Но, в отличие от современных женщин, она могла положиться на домашнюю прислугу. Таким образом у нее никогда не возникало вопросов относительно ухода за детьми и домашних дел.

Мари в образе путешественницы по горам с детьми Арнольдом и Еленой, начало 1890-х.

https://www.effingermedien.ch/fileadmin/_processed_/0/3/csm_heim_voegtlin_marie_4316_3_a17882a61e.jpg

Мари, как и многие пионеры того времени, быстро поняла как можно внедрять прогрессивные действия в консервативную среду.  В критические моменты она привлекала влиятельных мужчин, чтобы помочь женским проектам реализоваться, несмотря на встречные социальные или политические волнения. Например, таким образом на городском совете было одобрено строительство школы сестринского дела. Ведь в комиссию входил её муж.

Мари шла даже на нарушение профессиональных конвенций: она принципиально не работала с мужчинами, лечила только женщин и детей. В редких случаях, при сложных операциях, она приглашала мужчин-коллег в качестве ассистентов. Им отводилась роль свидетелей ее идеальной работы.

В отличие от второй швейцарской женщины-врача Кэролайн Фарнер (Caroline Farner), ее репутация осталась безупречной на протяжении всей жизни, несмотря на нарушение многих профессиональных конвенций. Она проявляла упрямство и независимость там, где это ей казалось разумным. Кэролайн, ее сверстница, возглавляла женское движение в Швейцарии и была обвинена противниками женских избирательных свобод в растрате общественных  60 000 швейцарских франков. Кэролайн с коллегой 7 месяцев сидели в одиночных камерах, обвинение так и не нашло доказательств.


Она была бойцом и первопроходцем. Не уставая быть на виду, она многое делала для получения избирательных прав женщинами, для улучшения их социальной жизни и получения образования. Она была невероятно изобретательна и служила примером вдохновения для многих современниц, которые, наконец, смогли выйти из тени своих мужей. Она знала о важности создания среды единомышленников, поэтому поддерживала идеи многих женских объединений. Особенно ее интересовало общество противников алкоголизма. Она была соучредителем создания Швейцарского Федерального общества трезвенников. Она высказывалась за права женщин, но никогда не была политически активной и не была частью какого-либо феминистского движения.

Она выступала за отмену того, чтобы проститутки стояли на улицах. (В 1877 г. в Женеве собрался первый международный конгресс чтобы обсудить регулирование проституции. Собралось более 500 человек - профессоров, докторов, священнослужителей и феминисток-дам из высшего класса). В апреле 1891 г. Мари удивила всех участников Цюрихского женского общества - она выступила с темой "Некоторые образовательные предложения для матерей".В этой речи Мария Хейм решительно утверждала, что долг разумных матерей заключается в информировании как сыновей, так и дочерей о сексуальности и связанных с этим ужасных опасностях. Наверное это был первый в Швейцарии публично поставленный вопрос о сексуальном воспитании, это был решительный прорыв в "заговоре молчания". Конечно врач-гинеколог не нарушала моральных границ и говорила только о гигиене. Матери должны были рассказывать сыновьям об опасностях проституции и венерических заболеваний, девушкам также предлагалось рассказывать об опасностях сексуальных связей, чтобы у них не было разочарования в будущей семейной жизни. Мари понимала, насколько трудно матерям было говорить с детьми на такие темы, "открывать невинным глаза". Видимо ей не хватило ни нервов, ни слов. В рекомендациях она ограничилась двумя предложениями: оградить подростков от кабаков и отправлять детей учиться в смешанные школы, где вместе бы учились мальчики и девочки. Видимо буржуазная культура 19 в. подрезала язык на котором можно было бы говорить о сексе.

Муж Мари, Альберт Хейм, в 1900 г. применил теорию на практике, прочитав своим студентам лекцию о сексуальности как с точки зрения дарвиниста, так и с точки зрения морали. Похоже, Альберт Хейм заинтересовался идеями Толстого о радикальном "очищении" индивидуальной и общественной жизни. На лекции присутствовали около 800 студентов, некоторые их которых потом распечатали и распространили тезисы лекции среди подростков и тех, кто не присутствовал на чтении. Одновременно был издан перевод брошюры "о сексуальной гигиене и гигиене мыслей" на итальянский, французский и голландский язык.

В 1904 г., спустя 13 лет, Мари второй раз прочитала лекцию о сексуальности. На этот раз она изменила свои взгляды, перестала считать человеческую сексуальность "уродством", подчеркнув "естественный" характер репродуктивного общения людей. Скорее всего с помощью Эммы Печиньской (Emma Pieczynska) она смогла предоставить своим слушателям по-настоящему педагогическую концепцию того, как рассказывать детям и подросткам историю их возникновения. Сексуальное образование, утверждала Мари, начиналось с родительского примера, их ролевых моделей и морали поведения. Для разумного сексуального ограничения считалось необходимым много заниматься спортом, ручной работой, спать в прохладном помещении и с открытым окном, употреблять в пищу как можно меньше мяса и специй и полностью воздерживаться от алкоголя. Основополагающим было создание доверия между матерью и ребенком. Для этого требовалось уделять детям много времени, а также создать между ними "атмосферу любви, мира и откровенности". Было важно стать ребенку "другом".

Маленьких детей, конечно же, не нужно было вводить в заблуждение аистами и капустой. Маленький ребенок имел право получить короткий и достаточный ответ, что мать носила его под сердцем. Школьнику постепенно объясняли естественное устройство окружающего мира, переходя от цветов к животным и далее к человеку. Эта натуралистическая концепция "птиц и пчел", призванная следить за психологическим состоянием ребенка, стала на более чем 50 лет стандартом для европейских и американских учебных программ по сексуальному воспитанию.

Традиционные врачи считали невозможным и нездоровым для мужчин воздерживаться от секса. Врачи нового поколения в свою очередь  придумали термин "моральная гигиена" как модель поведения для мужчин и женщин, которые могут воздерживаться от плотских удовольствий. Распространение гигиены действительно существенно снизило число заболеваний и смертность.

После 1900 г. швейцарские школьные гигиенисты взяли на себя большую новую задачу - половое воспитание в качестве средства поддержания здоровья учащихся. Это было в той же степени важно, как и школьная стоматология, архитектура школы, освещение и мебель для детей.



Также Мари с самого начала поддерживала проект создания в Цюрихе женской больницы и открытия Школы сестринского дела. "Pflegi" (Уход) стала первой швейцарской больницей, которая управлялась женщинами, где обучали врачей-женщин и предлагали им рабочие места. Эта больница была предназначена только для лечения женщин. Студентки, которые не сильно были связаны религией, за время обучения получили образование очень хорошего качества. Закладка первого камня больницы произошла в честь 25-летия получения Мари ее докторской степени, 11 июля 1899 г. С самого начала работы больницы Мари взяла на себя функции казначея.  Директором стала Анна Хеер, доктор медицины, получившая медицинское образование в Цюрихе в 1892 г. Работа Мари в больнице оставила следы, видимые и сегодня. Многие ее идеи были новаторскими на протяжении долгого времени. В 1900 г. в Швейцарии было всего 26 женщин-врачей.

Праздник получения дипломов в сестринской школе Цюриха. Мари в первом ряду, третья справа.

http://www.forum-60-plus.ch/images/bilder/2017/2017_04_26_Marie_Heim-Voegtlin_forum_60_plus_05.jpg



Стратегия Мари была в том, чтобы объединять женщин, чтобы они могли обмениваться идеями и опытом. Таким образом они помогали друг другу, воодушевляли на постановку и достижение новых целей. Женщины создали свои сообщества, где они свободно могли развивать свои таланты и способности.

За последние 100 лет главные условия работы для женщин-врачей существенно изменились. Значит ли это, что обмен опытом в соцсетях стал излишним? Значит ли это, что возможность женщин со схожим опытом встречаться на лекциях и общаться стала ненужной? Разве в 2016 г. больше не было нужно, чтобы женщины-врачи встречались, обменивались мнениями и поддерживали друг друга? Хотя многое изменилось за 100 лет, по-прежнему необходимо преодоление множества препятствий. Ведь врачи разного пола встречаются с разными требованиями на работе.

Мари со львенком в зверинце Урса Эггеншвайлера. Ее муж выступал меценатом зверинца.

https://www.effingermedien.ch/fileadmin/_processed_/e/f/csm_heim_voegtlin_marie_4316_4_6ed37a3476.jpg

Мари часто приезжала с детьми навестить отца и сестру. В свою очередь дедушка Юлиус приезжал в Цюрих навестить внуков. Прошли те времена, когда его критиковали за поведение дочери. Мари живо интересовалась делами и событиями в родном городе, с сестрой они переписывались каждую неделю. К сожалению, большая часть переписки оказалась потеряна.

Несколько сохранившихся документов со времени болезни дают представление о ее жизни домохозяйки. Мари неоднократно приезжала в Цюрихсберг (Zürichberg) в гости к родственникам мужа. У них было скромное шале с огромным садом. Она любила работать в их саду. Предположительно она так спасалась от приступов мигрени. Мари с энтузиазмом рассказывала сестре сколько ягод и овощей она могла продать и по какой цене. Сестре в Брюгг она отправила большую корзину яблок с указанием как их правильно хранить.

Мари заразилась туберкулезом и с 1912 по 1916 г. подолгу болела. Последние годы жизни она провела в постели. В письме к сестре Анне доктор написал, что "Мари всё еще нравится управлять чем-то".

https://static.a-z.ch/__ip/nDH29RxTUeteA5Sp34NStOGlqW0/bce0a67e17ced8633e15e4aaad34eacd491ecd4e/remote.adjust.rotate=0&remote.size.w=1280&remote.size.h=1036&local.crop.h=1036&local.crop.w=1280&local.crop.x=0&local.crop.y=0&r=0,n-medium-16x9

За день до смерти Мари отправила Анне последнюю записку:"Анна, моя дорогая сестра. Это последнее приветствие, я больше не могу писать. Прощание с таким количеством дорогих мне людей - трудная задача". Она была настолько больна, что могла писать только карандашом. 7 ноября 1916 году Мария Хейм-Фёгтлин умерла в Цюрихе от легочного туберкулеза. Ей был 71 год.

Ее прах был похоронен в почетной могиле семьи мужа в крематории Сильфельда (Sihlfeld).

https://www.srf.ch/var/storage/images/auftritte/news/bilder/2016/02/10/node_9309055/107605065-2-ger-DE/bild_s8.jpg

К сожалению, ее мечта о приеме женщин в университет для получения высшего медицинского образования и для получения докторской степени, не сбылась. Учебные курсы для повышения квалификации проводились только для мужчин. Хотя это было необходимо для рабочей практики, женщины много лет на эти курсы не допускались.

Наконец, в 1922 г. на конгрессе в Женеве женщины-врачи создали Международную Женскую Медицинскую Ассоциацию (MWIA). Это послужило стартом для создания Ассоциации швейцарских женских врачей.

https://www.effingermedien.ch/fileadmin/_processed_/6/e/csm_heim_voegtlin_marie_4316_5_f0b4461ee5.jpg

В 1995 году в честь женской больницы Цюриха была названа аллея.

В 2016 году в честь 100-летия годовщины смерти Ассоциация женских врачей Швейцарии предложила выпустить именную марку.



Жизни первой швейцарской женщины-врача была посвящена книга "Жизнь между традицией и самореализацией" (Ein Leben zwischen Tradition und Aufbruch). Автор - историк Verena E. Müller.


http://www.hierundjetzt.ch/media/books/img-web_thumbdetail_729-3.jpg.266x400_q95.jpg

Швейцарский национальный научный фонд (SNSF) ежегодно назначает женскую стипендию в честь Марии Хейм-Вёгтлин. Ею награждаются женщины-ученые. Например, в 2017 г. премию получила Матильда Бувель (Mathilde Bouvel), французская женщина-математик за работу в области комбинаторики. Она является исследователем Института математики Цюрихского университета. За более чем 10 лет работы Мари внесла большой вклад в отрасль математики, связанную с теорией вероятностей и статистикой. Ее публикации явились источниками вдохновения для других математиков. Матильда Бувель также участвует в плодотворном обмене и диалоге между математиками во всем мире. Она является одним из ведущих исследователей в этой быстро развивающейся области. В 34 года она оставила свой пост, чтобы помочь мужу стать доцентом в Цюрихском университете. Сейчас она мать двух маленьких детей. После окончания декретного отпуска в сентябре 2017 г. она получила призовые деньги в размере 25 000 швейцарских франков. Церемония награждения знаменовала собой завершение церемонии поминовения в честь 150-летия первого присуждения швейцарского докторского титула русской женщине, Надежде Сусловой.

http://www.snf.ch/SiteCollectionImages/Medienmitteilungen/news-171005-medienmitteilung-mhv-preistraegerin-mathilde-bouvel-560x260.jpg

В течение 25 лет Швейцарский национальный научный фонд (SNSF) награждает призом Мари Хайм-Вёгтлин (MHV) тех женщин, которые отличились выдающимися научными достижениям и при этом сократили или отказались от своей исследовательской деятельности из-за своего семейного положения. Эти денежные призы направлены на содействие интеграции женщин-докторантов и аспирантов в академическую среду, а также возможность согласования академической карьеры и семейных обязанностей.

В 2016 г. приз получили 42 женщины-докторанта и аспиранта. Осенью 2017 г. начала работать новая поощрительная программа финансирования  PRIMA, Promoting Women in Academia, «Содействие женщинам в академиях».

Используемые материалы:

https://en.wikipedia.org/wiki/Marie_Heim-V%C3%B6gtlin,
https://www.effingermedien.ch/region/sie-war-ein-vorbild-fuer-viele-maedchen/,
https://www.aargauerzeitung.ch/aargau/brugg/pionierin-wie-eine-pfarrerstochter-aus-boezen-zur-ersten-schweizer-aerztin-wurde-130696717,
http://www.fembio.org/biographie.php/frau/biographie/marie-heim-voegtlin/,
https://www.srf.ch/news/regional/aargau-solothurn/von-der-aargauer-pfarrerstochter-zur-ersten-aerztin-der-schweiz,
http://www.snf.ch/de/fokusForschung/newsroom/Seiten/news-171005-medienmitteilung-marie-heim-voegtlin-preis-2017-geht-an-mathematikerin-mathilde-bouvel.aspx,
http://www.forum-60-plus.ch/reportagen/anlaesse/179-reportage-marie-heim-voegtlin-von-der-aargauer-pfarrerstochter-zur-ersten-schweizer-aerztin-vom-26-04-2017.html,
http://alderikvisser.blogspot.ru/2016/12/sex-purity-and-new-education-movement.html,

Tags: Швейцария
Subscribe

  • Про ожирение жителей Германии

    У меня было много постов на тему привычек питания немцев. Что это и экономика, и политика, и социально-экономический статус. Полный список статей про…

  • Про разные возможности аренды жилья в Германии

    В Гейдельберге издается местечковая газета, называется Rhein-Neckar-Zeitung. Они немного сумасшедшие, поскольку хотят в месяц за электронную версию…

  • Проблемы местного масштаба

    После того, как на форуме газеты Гейдельберга произошло бурное обсуждение того, пускать ли велосипедистов в лес (я не шучу), теперь обсуждается…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments