homaaxel (homaaxel) wrote,
homaaxel
homaaxel

Categories:

Про немецкую медицину

В ноябре прошлого года я писала про "Кельнские тарелки" в нашей деревне, что они опасны для велосипедистов. Вдова погибшего выиграла суд - тарелки в середине декабря демонтировали. Т.е. их поставили с целью отсутствия жертв, собрали-таки жертвы в виде одного трупа и четырех покалеченных и только тогда убрали. Наверное какой-то чиновник выслужился, мол, проявил заботу и внимание.

Правда, знак "Неровный участок дороги" так и оставили. Мы всё думали, что поставят новое дорожное препятствие. Нет, не поставили. Но знак убрать забыли. Еще там убрали одно парковочное место, но на нем по старой памяти всё равно паркуются. Это замечательно иллюстрирует мышление немцев, что они с радостью нарушают всё, что можно, если за это нет угрозы штрафа. Почти каждый раз, проезжая мимо, видно, что кто-то припарковался на запрещенном месте.

До сих пор на месте гибели велосипедиста стоят цветы и свечи.


Источник фото - местная газета "Рейн-Некар"- https://www.rnz.de/nachrichten/heidelberg_artikel,-fahrrad-unfaelle-in-schlierbach-was-koelner-teller-bringen-und-wie-gefaehrlich-sie-sind-plus-videos-_arid,318441.html.

Это журналист, который проезжает "кельнские тарелки" на склоне со скоростью пешехода. Это видно на видеозаписи. Жители дома слева были за то, чтобы сохранить эти тарелки, мол, им не нравится, что они недавно въехали в этот дом, а рядом, оказывается, проезжают машины и нет тротуара. Но это не значит, что ради них нужно собирать регулярную дань в виде раненых. Это был их добровольный выбор - где жить.


Фото отсюда - https://www.rnz.de/nachrichten/heidelberg_artikel,-jahresrueckblick-2017-das-schnelle-ende-der-koelner-teller-in-heidelberg-schlierbach-_arid,327172.html.

Казалось бы - гораздо проще установить видеокамеру и выписывать штрафы.

Вообще на подобных "кельнских тарелках" велосипедисты получают тяжелые травмы - переломы рук, ребер, челюсти. Поэтому Велосипедный клуб Германии очень негативно отзывается о подобных тарелках на веломаршрутах и подключается к судебным делам, требуя удалить эти опасные препятствия с дороги. Лучше бы они работали на опережение, а не после...

Расскажу про свой опыт. На скорости 20 км/ч, как требует знак ограничения скорости, это препятствие на велосипеде проехать невозможно. Суды рекомендуют возле "кельнских тарелок" специально для велосипедистов вешать знак ограничения в 9 км/ч. У меня было 3 секунды на маневр, удар об асфальт и последующая мысль:"Что же я здесь лежу? Сейчас машины поедут, а я им мешаю". Потихоньку отползла в сторону, присела на бордюр. Мне очень повезло, что к этому времени подъехал водитель на большой строительной машине, предложил отвезти меня в больницу. Я отказалась. Вообще я хотела ехать дальше, но ужасно кружилась голова. Шлем треснул в двух местах, но от сотрясения мозга он не спас.

Водитель любезно закинул мой велосипед в машину и отвез меня домой. По дороге позвонила Саше, сказала, что упала с велосипеда и у меня всё хорошо. Звучит оптимистично, правда? В тот день машина была на техобслуживании и он не мог всё бросить и приехать. Но как только автослесарь сдал машину, он тут же приехал.

После удара головой я упала спать. Проснулась, захотела встать... и расплакалась от обиды, что не могу этого сделать. Была острая боль в боку. Так мы выяснили, что в больницу всё же нужно ехать. Хотя совершенно не хотелось.

На окраине Гейдельберга есть целый больничный город со множеством специализированных отделений-корпусов, гостиницей для посетителей, вертолетной площадкой. Что удивительно - вокруг нет заборов. Меня всегда удивляла советская привычка возле парков и больниц ставить заборы. От кого?

Парковка на территории больницы платная. Мы нашли корпус травмы, зарегистрировались при входе. Ключевые вопросы медсестры были:
- связана ли поездка с работой;
- был ли алкоголь в крови;
- был ли еще участник аварии.
Обычные юридические уточнения.

Таких бедолаг, как я, в приемной было человек 25. Читала в газетах, что как минимум 1/3 из них могли бы обратиться к своему лечащему семейному врачу, но им лень и они приходят почему-то в травму.

Двери в кабинеты срочной помощи очень узкие. Их почти десяток в ряд. Вы заходите внутрь и попадаете в маленькие кабинетики, где есть кушетка, маленький ящичек с перевязочными материалами, стол, монитор и занавеска. За этой занавеской - огромное общее пространство, где бегают врачи разных специальностей и медсестры, откуда открываются уже большие двери, рассчитанные на кровать, в том числе дверь в рентгенкабинет.

Мы провели в здании больше часа. Сначала ждали в очереди, потом в кабинете меня смотрели в разное время, пробегая мимо, три разных врача. У них было всё прекрасно с английским языком, поскольку высшее образование подразумевает учебу в гимназии, где один иностранный будет как минимум, а возможно и два. Вообще в Германии выйти замуж за врача такая же женская мечта, как в СССР выйти замуж за военного (квартиру дадут и прочие льготы), а в России - за специалиста по IT. Разводиться в Германии очень дорого, поэтому удачно выйти замуж - значит денежно вложиться в свое будущее.

Каждый врач выспрашивал свои детали произошедшего. Может быть мы на пересменку попали, не знаю. Они особенно смотрели на мой разбитый локоть, цокали языком, настояли на том, что нужно сделать прививку от столбняка. Но никто не принуждал, не оценивал мой выбор, мои действия. Медсестра, обрабатывающая мой подбородок и локоть, была по-человечески внимательна, всё смотрела насколько я переношу боль. Было мерзко, но терпимо. Я сидела в одной майке, поэтому кабинетик со мной тактично зашторили от всего зала. видимо чтобы не тревожить мои чувства. Вспоминается кабинет московского гинеколога, куда заходят все врачи на свете то потрындеть, то чаю попить. А ты там в позе дохлой лягушки на кресле... Какое там уважение к личности!

Отправили в соседний кабинет на рентген. Там тоже медсестра говорила на английском. Потом нам на экране показали снимок, сказали что есть перелом, что это не страшно, важно только продолжать дышать в полную силу легких, чтобы не было застоя, а то это чревато инфекциями. Выписали два сильных обезболивающих по льготному рецепту и всё. На просьбу сделать энцефалограмму и назначить что-то от сотрясения мозга, сказали, что "Если вы всё помните и координация действий не нарушена - значит у вас не было никакого сотрясения". Вобщем, по естественному отбору природы кто-то в Германии выживает. Бесплатную первую помощь, конечно, окажут, а дальше сами-сами.

Помню, 20 лет назад в Москве после контузии мне снимали показания энцефалограммы (которая и показала сотрясение), назначили три вида витаминов группы В в течение месяца и Ампиокс впридачу. В Германии лечат по принципу достаточности.

Почитала инструкции к этим немецким обезболивающим - там осложнений больше, чем пользы. Не стала пить. Ночью наложенная на локоть повязка с мазью начала так гореть, что я ее навсегда сняла. На всякий случай я себе потом купила курс таблеток кальция и большую пачку питьевого желатина для скорейшего заживления. Не могу сказать, что это помогло, но и хуже не стало.

Итого: меня тронуло заботливое, человеческое, уважительное обращение врачей и медсестер. Никаких оценок моего поведения, жизненных советов, устрашающих разговоров (что так любят русские врачи). Что я получила: укол от столбняка, обработку раны, рентген, рецепт на ненужные обезболивающие. Что я не получила: оценку сотрясения мозга и лекарства для этой ситуации.

Три недели я не могла вставать и ложиться самостоятельно, поднимать руки, заниматься спортом, что-то переносить, кашлять и чихать. Потом стало полегче, возобновился спорт, но я поняла, что боюсь ездить на велосипеде. Купили шлем, полностью закрывающий лицо (потому что обычный шлем лицо и в частности челюсть не защищает). Он стоил 250 евро, на что продавец в веломагазине предположил, что мы недосмотрели цену или перепутали шлем. Ну не может у двух студентов быть такая сумма денег. Не перестаю удивляться немцам. Уже который раз встречаемся в магазинах с мнением продавца:"А что, у вас есть деньги?.." Вы не поверите!

Германия - социалистическое государство. Тут всё устроено так, что более богатые люди оплачивают услуги более бедным. Богатство и бедность оцениваются по банковским счетам. Всё, что не проходит по счетам, картам, не указывается в документах для налоговой службы - не облагается налогом. Вы понимаете какая это бездна для лавирования доходами?

Например, в таких областях, как строительство, гостиничный, ресторанный бизнес и прочий бизнес, связанный с услугами, работникам официально платят минимальную зарплату. Т.е. это зарплата, проходящая по документам. Сверх этого деньги передаются в конверте. В выгоде все - владелец компании меньше платит налогов и больше себе оставляет чистую прибыль, а его работники тоже меньше платят налогами и больше оставляют себе наличными. Под внимание налоговых органов попадают только те компании, которые платят подозрительно низкую зарплату, ниже официально установленной. Недавно в земле Северный Рейн-Вестфалия как раз по этому поводу были облавы полицейских на строительные фирмы. А работают там в основном поляки и беларусы. Вспомнилось как 10 лет назад у нас в "карманном" банке тоже устроили облаву на основании того, что зарплата была ниже установленного минимума. Чо, банк через пол-года закрылся. Я вовремя успела сменить работу.

Ну вы теперь понимаете, почему в Германии не приживаются методы расчета картами? Почему повсюду продавцы и покупатели предпочитают наличные? Этим Германия разительно отличается от других развитых европейских стран. Часто гости, привыкшие расплачиваться картами, недоумевают от немецкого "мы принимаем только наличные".

Понятно, что стране выгодно поддерживать высокую покупательскую способность населения. Потому что кто-то должен покупать всю ту кучу товаров, которую создают и продают внутри страны.

В Германии сегодня 79% платежей частных лиц проходят в наличной форме. Минфин Германии хотел постепенно ввести ограничения на оплату наличными, поначалу ограничившись суммой в 5 000 евро, но общественность встретила это предложение в штыки. Дело в том, что для налогообложения используются только задокументированные доходы и расходы, т.е. нужны чеки и распечатки движения сумм по счетам.

Статья про возможное ограничение расчета наличными при одномоментой сумме от 3 000 до 5 000 евро - http://www.dw.com/en/will-cash-soon-be-a-thing-of-the-past/a-36819600

Tags: Их нравы, Про медицину
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments