homaaxel (homaaxel) wrote,
homaaxel
homaaxel

Categories:

Про Рурский регион

Добыча угля в Рурском регионе началась несколько веков назад, тогда это была большая сельская местность с маленькими деревнями. В начале 19 в. в Рурском регионе началась индустриализация и появилась горнодобывающая промышленность. Это привело к высокому спросу на рабочую силу и началась миграционная история рурского региона.





Первая волна иммиграции в промышленный район Рениш-Вестфаль, позже официально названный «Рурский угольный район», а затем «Рурская область», началась в 1830-х годах и была внутренней немецкой миграцией. Горняки для горнорудной промышленности Рура были приглашены из соседних немецких регионов с опытом добычи полезных ископаемых. Это привело к значительному увеличению численности населения и постепенной урбанизации региона.

Вскоре после основания Германского Рейха в 1871 году в экономике произошел сильный подъем, особенно в тяжелой промышленности, что привело к созданию новых рудников и плавильных заводов в Руре. Увеличение спроса на рабочую силу вызвало вторую волну иммиграции, на этот раз в основном из прусских восточных провинций и современных польских территорий. В результате доля польских горняков в некоторых шахтах достигла более 60 %, что привело к образованию польских колоний в некоторых городах региона (Боттроп, Херне). В это время между поляками и местными немцами происходили культурные и религиозные конфликты, которые сейчас бы назвали типичными проблемами интеграции.

********

Сколько зарабатывали шахтеры? В 1861 г. стеклодув получал 220 талеров, шахтер - 180, стеклоплавитель - 150. 1 талер = 3 рейхсмарки. В 1870 г. зарплата шахтера составляла уже 950 рейхсмарок, а зарплата стеклодува в 1875 г. была более 1 700 рейхсмарок. Если сравнивать с рабочими других профессий, эти мастера хорошо зарабатывали.

Что можно было купить на эти деньги? В 1861 г. из 220 талеров 200 тратились на еду и проживание (50/50). После 1870 г. цены устанавливались в рейхсмарках. Килограмм говядины стоил 1,20 марок, килограмм масла 2,40, 60 яиц 3,98 марок, рабочий костюм стоил 7,50, ботинки - 6 марок. Центнер угля стоил 0,60 марок, а 4 литра пива - 0,80. В рабочей столовой горные рабочие могли позавтракать за 0,07 марок, пообедать за 0,38 и поужинать за 0,10 марок.

Горнодобывающие компании давали дешевые кредиты для строительства жилья (дом стоил 7 500 марок) и сами при этом строили дешевое жилье. Аренда жилья для шахтеров стоила 15-20 марок в месяц.

Шахтеры жили рядом с шахтами и ходили на работу пешком. В день зарплаты из подкарауливали жены и отбирали все деньги, иначе они могли их больше никогда не увидеть. Частенько шахтеры после зарплаты гуляли по три дня, не приходя домой. Они просыпались в кабаках и сразу заступали на свою смену.

***********
После Первой Мировой войны около 2/3 трудовых мигрантов Рура уехали, в основном в Польшу, но некоторые выбрали для работы другие горные регионы во Франции, Бельгии или Великобритании. Освободившиеся рабочие места в Руре заполнились иммигрантами из разных частей Германии, а оставшиеся «рурские поляки» ассимилировались еще больше. В 1930-х годах шахтеры получали зарплату на уровне служащего.

Во время Второй Мировой войны в Руре работали люди, пригнанные немцами из оккупированных стран. После окончания войны некоторые из этих оставшихся в живых работников пожелали остаться. После войны Рурский регион стал одним из тех основных районов, куда стали приезжать "остарбайтеры", принудительно вывезенные немцами с территории СССР, и немецкие беженцы, молодые люди из Верхнего Пфальца и Нижней Баварии, желающие заработать, сегодня их можно было бы назвать "экономическими беженцами". Они срочно восстанавливали угольную и сталелитейную промышленность. Однако они работали лишь временно, переезжая затем в другие сектора и регионы. С конца 1940-х и до начала 1950-х у шахтеров было очень хорошее питание, в 2-3 раза лучше рациона обычных работающих людей. О шахтерах хорошо заботились, поскольку добыча угля поднимала экономику страны.

Остарбайтеры в большинстве своем были вывезены с территории Украины. В основном это были украинцы, русские, белорусы, поляки, в меньшем количестве - татары. Евреям и цыганам даже теоретически было отказано в этом праве.

В большинстве, вывозу подвергались молодые и сильные подростки (в возрасте около 16 лет), люди старше этого возраста, как правило, принимались в меньших количествах. 30 % остарбайтеров было отобрано в возрасте от 12 до 14 лет. К ноябрю 1943 года возрастное ограничение по набору остарбайтеров было снижено до порога в 10 лет

Остарбайтеры были обязаны носить нашивку тёмно-голубого и белого цветов с надписью «OST», которая сообщала немцам, что этот человек — работник с Востока, и понижала их в правах.

https://i.pinimg.com/originals/1d/7d/87/1d7d8789f8b31c72ebe725dd781437c9.jpg

Для реализации "экономического чуда" 1950-х годов очень нужны были рабочие, поэтому в 1955 г. началось официальное приглашение в Рур так называемых "гастарбайтеров".  Сначала приглашали молодых мужчин из Италии, Испании и т.д., а с 1961 г. и из Турции.  Набор краткосрочных кадров продолжался до начала 1970-х. В середине 1970-х гг. в немецкой угольной промышленности насчитывалось до 30 000 работников-ненемцев, иногда даже было около 2 000 из Южной Кореи и более 20 000 из Турции. Т.к. рабочих приглашали только по краткосрочным контрактам, жилье им определяли рядом с шахтами, отдельно от домов местных жителей. Интеграция за пределами рабочего места еще не была проблемой. В 1970-х годах началось воссоединение семей гастарбайтеров, приобретение второго гражданства, оформление ПМЖ, а также начались длительные дебаты об интеграции в Германии и особое восприятие Рура как культурного «плавильного котла».

Важность добычи дешевой сырой нефти в конце 1950-х годов и тенденция глобализации экономики, которая возрастала с 1960-х и 70-х годов, вызвали структурные изменения в сторону отказа от трудоемких горнодобывающих предприятий в Рурском регионе. Для немецкой угольной промышленности начался долговременный спад. В соответствии с решениями угольной политики 2007 г. к концу 2018 г. внутренняя угольная промышленность региона будет полностью закрыта.

В 1950-х гг. в Рурском регионе было почти 500 000 шахтеров, в 1970-х - 200 000, в 1990-х их число сократилось вдвое, а в 2017 г. осталось менее 5 000. Регион превратился в центр науки. Если в 1960-х здесь не было ни одного студента, то в 2017 г. их стало уже 260 000. Не все бывшие шахтеры региона готовы смириться с тем, что их профессия невостребована. Им не нужны большие деньги, но важно делать что-то полезное. Быть квартирным электриком - совсем не тот масштаб. Нужно хотя бы ставить ветряки или устанавливать поля солнечных батарей.

В конце 2015 г. берлинская компания устроила опрос, желая узнать какие города наиболее привлекательны для немецкой молодежи. Из Рурского региона не было представлено ни одного города. О его современных возможностях молодежь просто не знает.

*******
Рурская область давала 60% всей выплавки стали и 80% добычи каменного угля в стране. Однако уже в 60-х годах начались первые экономические потрясения. Всё большая ориентация страны на импорт дешевой иностранной нефти сильно ударила по угольной промышленности. Уголь и сталь из Китая и Южной Америки были дешевле. Для сравнения: в 1960 г. шахты в Германии в среднем залегали на глубине 644 м, а в США - на глубине 100 м. Когда же в середине 1970-х гг. нефть сильно подорожала, выход из энергетического кризиса в ФРГ стали искать не столько в возрождении угледобычи, сколько в развитии атомной энергетики, в импорте голландского и советского природного газа и американского угля (себестоимость 1 т рурского угля была 250 марок, а импортного угля - всего 100 марок). В результате число угольных шахт в Руре уменьшилось со 150 в 1950-х годах до 20 в начале 1980-х, а численность шахтеров снизилась с 600 до 160 тысяч. Сократилось и производство в черной металлургии. Так Рурская область вступила в полосу структурного кризиса и перешла в категорию депрессивных районов со всеми характерными для них чертами.

Однако федеральные власти ФРГ, правительство земли Северный Рейн-Вестфалия, в состав которой входит Рурская область, правления монополий и общественность приняли ряд мер, чтобы вывести Рур из состояния депрессии и кризиса. Уже в конце 1980-х годов 1,2 млн. человек, или 58% всех занятых в Руре, были связаны с отраслями непроизводственной сферы, тогда как в промышленности работал 41%. Сместились акценты и в самой промышленности, насчитывающей 2,2 тыс. предприятий. В 2008 г. в угольной и металлургической промышленности региона было занято только 1/3 всей рабочей силы. Именно в этих отраслях занята значительная часть «гастарбайтеров», общая численность которых в Руре достигла 450 тыс., примерно половина из которых - турки.

Источник - http://de-web.ru/article/read/Rurskaja_oblast_FRG_staropromyshlennyj_rajon_v_razvitii.html.
**********

В 1958 году случился мировой кризис перепроизводства сырьевых товаров. Уголь перестал быть единственным и безальтернативным источником энергии, конкуренцию ему начали составлять атомная энергия и нефть, цены на которые были в разы меньше. Одна из самых богатых областей страны становилась убыточной и бесполезной.

Правительство в Германии стало постепенно сворачивать добычу угля и закрывать шахты в пользу более перспективных отраслей, таких как машиностроение, электромеханика, информационные технологии, банковский сектор. Это повлекло за собой исчезновение около 500 000 рабочих мест, но появилось 300 000 других.

Массовое закрытие шахт и заводов произошло в 1980-х гг. Федеральное правительство взяло на себя обязательства по переобучению горняков и обслуживающего персонала шахт. В целом программа была полностью реализована. Впрочем, процент безработицы в Рурском регионе по-прежнему оставался достаточно большим  - 12% в 2011 г.

После предпринятых изменений были образованы не просто музейные комплексы: бывшая шахта Цольферайн (Zollverein), внесенная в список культурного наследия ЮНЕСКО, Route der Industriekultur (Дорога индустриальной культуры), рассказывающая и показывающая быт, условия работы, атмосферу и будни горняков, также были созданы учебные заведения: университет Дуйсбург-Эссен, школа индустриального дизайна и др. Все это сделало Рурскую область привлекательной для активных и творческих людей.

Медленно, но верно Рур изменился до неузнаваемости. Теперь тут самая большая плотность не шахт и заводов, а учебных заведений и оперных театров в Германии. В 2010 г. Эссен был объявлен столицей европейской культуры. После того, как город объявляется культурной столицей года, в него привлекается дополнительное финансирование и в нем организуются культурные и туристические мероприятия.

В Эссене за год было проведено 5500 мероприятий, которые посетили 10,5 миллионов человек. В инфраструктуру было вложено около 500 млн. евро. В итоге за областью окончательно закрепилось звание культурного метрополиса.

*********

До кризиса сбыта угля на территории рурского бассейна действовало 122 шахты. Сейчас осталось лишь 6 шахт и 3 коксопроизводящих предприятия. Среди них — шахта Цольферайн, которая была закрыта в 1986 году и которую в 2001 ЮНЕСКО признала мировым культурным наследием.

В начале 1834 года в Европе вступил в силу договор о создании Немецкого таможенного союза (Deutsche Zollverein). В него вошли Пруссия, Великое герцогство Гессен, Кургессен, Бавария, Вюртемберг, Саксония и отдельные тюрингские государства. Позже к нему присоединились Баден, Нассау и Франкфурт, а затем Люксембург, Брауншвайг, Липпе, Ганновер и Ольденбург. Франц Ханиэль решил назвать шахту в честь этого соглашения, так как оно существенно облегчало условия для его предпринимательской деятельности.

Шахта получила такой статус, потому что проектировалось как самое современное производство с одной стороны, и как пример промышленной архитектуры высокого качества с другой. При постройке соблюдались принципы строгой функциональной архитектуры, здание имеет ярковыраженную симметрию, осевую структуру, функциональность и гармонирует с природой и человеком, несмотря на свои огромные размеры. Также шахта должна была быть сохранена как свидетель эпохи промышленного прогресса и расцвета Рура.

Во время Второй Мировой "Цольферайн" не бомбили, так как немецкие владельцы еще до войны породнились с одной из знатных семей Великобритании, а крупным пакетом акций владели влиятельные американские инвесторы. Шахта уцелела в практически полностью разрушенной Рурской области.

В 2001 году началась масштабная перепланировка всего комплекса шахтных построек вокруг Цольферайн и превращение их в культурный и образовательный центр. Цеха и шахты соединяет самый большой эскалатор в Европе, а лестничные переходы внутри выглядят как потоки раскаленной стали.

В Цольферейн находится краеведческий музей Рура на 400 тысяч экспонатов, галерея современного искусства, выставочные площадки, концертный зал в цехе горнодобывающего завода, школа дизайна Цольферайн, каток вместо коксового цеха и бассейн, который открыт летом, а также менее культурные заведения: бары, кафе, ночные клубы, казино.

Источник - https://theoryandpractice.ru/posts/1072-rurskiy-kotel-kak-sozdavali-kulturnyy-metropolis-iz-shakhterskogo-goroda.

Здесь можно прочитать серию репортажей про шахту Цольферайн на сайте "Немецкая волна":
- часть 1;
- часть 2;
- часть 3.

**********

Мнение жителя Дортмунда о Рурском регионе - https://mova.livejournal.com/221899.html:
"Рурский регион – один из самых нищих, неинтересных, бесперспективных и недоразвитых. В Германии с ним может посоревноваться разве что только федеральная земля Мекленбург-Передняя Померания. В ходе Второй Мировой войны абсолютно все основные города Рурского региона были практически стёрты с лица Земли; уцелели лишь отдельные постройки, в лучшем случае – улицы, на окраинах, где жило мирное население и отсутствовали какие-либо стратегические предприятия.

Несмотря на уничтоженную инфраструктуру и жилой фонд, города, как и предприятиями, очень быстро восстановили. Этим, кстати, объясняется удручающая безликость центров местных населённых пунктов и практически полное отсутствие каких-либо исторических достопримечательностей. Собственно, в некоторых городах нет даже какого-нибудь мало-мальски выраженного центра, где можно было бы погулять и приятно провести время. Ярчайший пример такого города – Марль. Таким образом, я не могу даже представить, что может сподвигнуть какого-либо путешественника, особенно иностранного, посетить Рурскую область. Ведь, даже если вслепую тыкать пальцем в карту, 9 из 10 попаданий будут в разы интересней, нежели этот убогий регион. А то и все 10.

Если перечислять минусы Рурской области, то нельзя не упомянуть и… людей. Ситуация такова, что общий культурный уровень здесь находится просто ниже всех возможных минимумов, и это касается не только приезжих, но и коренного населения. Конечно, тяжело ожидать чего-то выдающегося от рабоче-шахтёрских городов, но всё-таки… Нет, конечно, не стоит думать, что все 100% населения Рурского региона – это сплошь люмпены и немецкие аналоги «шариковых». Это не более, чем видимая поверхность айсберга, но и более глубокая её часть представляет собой пусть и уникальную, но сугубо рабоче-промышленную культуру, которая лично мне приходится совершенно не по вкусу".

*********

Работа в шахтах была настолько тяжелым делом, что в 18 в. в Германии было принято правило - никаких детей и женщин в шахтах. Часто в штольнях стояла ледяная вода, которая была очень вредна для мышц ног и суставов, шахтеры спотыкались в полумраке, ломая себе руки и ноги, иногда шахты осыпались, оставляя в себе людей навсегда. Шахтеры считали, что спасти их может только молитва и пост. Со временем штольни уходили всё глубже и глубже, работать мешал не только холод, но и геотермальное тепло. На глубине 300 м шахтеры стали часто заражаться червями, которые жили на этой глубине при высоких температурах и влажности.

В начале 20 в. в шахтах появились новые пневматические машины и молоты. Но они своей пылью и шумом приводили к пневмонии, раку легких, туберкулезу и глухоте. У старых шахтеров появлялись проблемы с коленями и спиной, т.к. часто в штольнях они не могли выпрямиться.

Работа в шахтах была настолько опасным делом, что было жизненно необходимо доверять каждому, независимо от страны происхождения, цвета кожи и религии. Профессия шахтера требовала миролюбивого характера, умения полагаться друг на друга. В 1948 году в рурском регионе была создана культурная организация для шахтеров, она предназначалась для лучшей интеграции немецких беженцев и оставшихся остарбайтеров. С 1970-х годов она уделяла основное внимание интеграции гастарбайтеров, особенно турков: представлялось жилье, семьям мигрантов предоставляли социальную помощь, создавали молодежные и спортивные клубы. Позже к этому добавились языковые курсы, возможность юридических консультаций, культурные центры. Церкви тоже участвовали в интеграции работников горнодобывающей промышленности. В 1950 году две крупные христианские церкви и горнодобывающие компании создали Объединение социальной работы с конфессиями в горном деле для решения социальных и личных проблем работников на основе христианских ценностей. Они смогли улучшить профессиональное сотрудничество, а также устранить конфессиональные различия. Работа Объединения продолжается и сегодня, в год они проводят примерно 50 заседаний.

Еще одной серьезной проблемой для Рурского региона в плане интеграционной политики стало увеличение притока преимущественно мусульманских беженцев из Ближнего, Среднего Востока и Африки в Европу с 2015 года. В наши дни хорошо известны споры на эту тему. Рурский регион вносит свои правила интеграции и опыт, накопленный за более чем 150-летнюю историю иммиграции. Назначение Рурского региона в 2010 году как «культурной столицы Европы» показало, что регион является культурным плавильным котлом на международном уровне с особым упором на его специфическую индустриальную культуру.

*********

Через 10 лет после окончания Второй Мировой войны Германия пригласила мужчин из Италии, Испании, Греции, Турции, Югославии для строительства городов. Мужчинам нужны были работа и деньги, Германии - рабочие руки и восстановленные города. Эта рабочая миграция не была неконтролируемым стихийным явлением, как сейчас многие утверждают. Она основывалась на государственных контрактах и реальных потребностях.


Вместе с работодателями и с профсоюзами федеральное правительство приняло решение приглашать иностранцев специально для тяжелой, физически сложной работы в горнодобывающей и индустриальной промышленности. Хотя в это время среди самих немцев еще был высокий уровень безработицы. С 1955 по 1973 г. Германия целенаправленно приглашала только неквалифицированных работников, причем на короткий срок. Мигрантов приглашали на те рабочие места, которые были непривлекательны для самих немцев. В 1970-х гг. в Рурской области произошел стальной и угольный кризис. В первую очередь он ударил по приглашенным мигрантам. Ни одна другая группа населения не ощутила так быстро и так сильно структурные изменения, связанные с работой.

Поэтому в Германии исторически сложилось, что в сфере тяжелого производства работают мигранты и их потомки. Для них не создавали законы об интеграции, поскольку это считалось лишним для работников, которые очень скоро должны уехать. До сих пор среди мигрантов высокая доля безработных.

Приглашенные строители жили в специально отведенных районах и должны были уехать домой через 6 или 12 месяцев. Из 14 млн. гастарбайтеров обратно вернулись 11. Три миллиона остались в Германии навсегда и перевезли сюда своих детей и родственников. Местное население считало их чужими, ожидая, что когда-нибудь они всё же уедут. Лозунги из прошлых времени гласили "ОНИ должны адаптироваться". Второе поколение иммигрантов всё еще оставались иностранцами. Большинство из них родилось в Германии и имело большую часть друзей среди немцев, но всё свое детство они слышали разговоры:"Когда вы собираетесь вернуться?"

До сих пор немцы сомневаются, является ли именно Германия родной страной для детей и внуков старых мигрантов. Это сомнение увеличивают и демонстрации мигрантов в поддержку турецких политиков. Это странно - жить в одной стране и при этом быть сильно привязанным к другой.

Но, например, когда в Нью-Йорке в третью субботу сентября проходит ежегодный большой немецко-американский парад в честь прусского офицера и американского генерала Фридриха Вильгельма фон Штойбена (Friedrich Wilhelm von Steuben), ни один американец не сомневается в том, что его соотечественники, рожденные немцами, являются лояльными гражданами США. Но для мигрантов из мусульманских стран в США всё выглядит по-другому.

Должны ли мигранты в Германии вести себя как мигранты в США на подобном параде? Слово "мигрант" откладывает отпечаток на всю жизнь. Несомненно, мигранты приносят в Германию свою историю и культуру.

Сейчас в Германии живет 17 млн. человек с миграционным прошлым. Тот, кто приезжает в Германию, имеет права, но при этом должен соблюдать и обязанности. Мусульмане, атеисты и представители других религий должны подчиняться одному закону. Человека в Германии прежде всего оценивают по культуре и религии его страны. Но это неправильно. Офтальмолог из Марокко имеет гораздо больше общего со своим коллегой из Германии, чем с марроканцем без школьного образования. У врачей будет общий образ жизни - работа, активный спорт, отпуск. А два марроканца будут принципиально отличаться друг от друга. Более важно социальное положение людей, чем культура и религия их страны происхождения.


Сейчас в земле Северный Рейн-Вестфалия проживает 8,2 млн. рабочих, 22% из них являются приезжими. Среди мигрантов отмечается гораздо более низкий уровень занятости (60,8%), чем среди местного населения (74,1%). Одна из причин разрыва - разница в женской занятости. Среди женщин-мигрантов работает почти половина (53,3%), а среди мужчин-мигрантов почти 70%. Доля немцев-мужчин меньше на 10%, а женщин - на 17%. И это при острой нехватке квалифицированных сотрудников.

Особенно редко работают турчанки: на одну работающую женщину приходится два работающих турка. Ни в одной другой группе так не выражена гендерная разница. Турецкие женщины традиционно занимаются ведением хозяйства, воспитанием детей и не работают.

С 2005 г. в Северном Рейне-Вестфалии уровень занятости для мигрантов увеличился с 53,1% до 60,8%, среди турок с 40,9% до 50,6%, среди немцев с 66,5% до 74,1%. Никогда еще занятость не была такой высокой.

Мигранты до сих пор чаще идут работать рабочими, чем сотрудниками. Например, в Северном Рейне-Вестфалии среди сотрудников 64% немцев, половина мигрантов устраивается рабочими (47,6%). Очень много рабочих-турок - почти 60%.

Среди самозанятых людей Северного Рейна-Вестфалии 10% немцев, 8,9% мигрантов, причем среди среди переехавших из СССР "немцев" доля самозанятых одна из самых низких - 4,9%. Только 1,1% мигрантов устраивается на работу на госслужбу. Эта сфера по-прежнему остается закрытой для приезжих.

Риск бедности для мигрантов по прежнему очень высокий. Бедный - это человек зарабатывающий менее 60% от медианного дохода населения. Согласно переписи 2015 г. уровень бедности среди мигрантов в Северном Рейне-Вестфалии в 3 раза выше, чем среди немцев, 30,2%  и 11,7% соответственно. Бедность в Германии по-прежнему связана с мигрантами. Но среди детей мигрантов, которые получают образование, риск бедности становится одинаковым, как и для местного населения. Согласно отчету, для очень религиозных турок-мусульман трудно найти работу в соответствии с их уровнем образования. Если мусульмане не ведут активную религиозную жизнь, их более охотно берут на работу.

Согласно ежегодному "Докладу о наркотиках" за 2017 г., Дортмунд является кокаиновой столицей Германии. Это единственный немецкий город, который вошел в первую десятку городов с наибольшей долей остатков наркотических веществ в сточных водах.

В 2015-2016 гг. в Северный Рейн-Вестфалию прибыло 300 000 беженцев. В 2017 г. Управление по делам беженцев и иностранцев (BAMF) впервые представило отчет об уровне образования беженцев. 15,5% сказали, что у них есть высшее образование, 21,5% имеет оконченное среднее образование и 20,5% имеют 4 класса начальной средней школы. 11,3% не имеют школьного образования совсем. Беженцы из Сирии и Ирана лучше образованы - 20,9% беженцев из Сирии и 30,9% из Ирана имеют высшее образование.  Для сравнения у беженцев из Сомали и Эритреи высшее образование есть у 2,3% и 3,5% соответственно. У беженцев та же ситуация, что и у трудовых мигрантов - чем ниже образование в детстве, тем выше шанс с возрастом остаться безработным. Немецкие чиновники, ссылаясь на опыт Швеции, считают, что после пребывания беженцев в Германии на протяжении 5 лет, половина из них трудоустроится. Для этого нужно еще больше средств налогоплательщиков тратить на оплату языковых курсов, повышение образования и жилье.

Для того, чтобы привить у турецких детей интерес к образованию, немцы даже готовы преподавать в начальных классах часть предметов на турецком языке и ввести изучение турецкого языка.


В 1999 г. в Рурском регионе был открыт маршрут "Дорога индустриальной культуры", который включает 54 памятника промышленного прошлого и настоящего. Маршрут протяженностью 400 км начинается от Дуйсбурга, где можно посетить пейзажный парк Дуйсбург-Норд. Здесь на бывшей промышленной территории создан многофункциональный парк нового поколения, включающий в себя крупнейший в Европе центр подводного плавания в бывшем газометре, скалодром и многое другое.

Спланировать маршрут по "Дороге индустриальной культуры" можно здесь - http://fahrtenplaner.vrr.de/RoutederIndustriekultur.



Основные пункты маршрута:

- Эссен: завод и шахта Zollverein(ЮНЕСКО), вилла Hügel, музей Рурской области;

- Бохум: железнодорожный музей, павильон Jahrhunderthalle, музей горнодобывающей промышленности;

- Вальтроп: старый судоподъемник Henrichenburg;

- Дортмунд: шахта Zollern, коксовальный завод Hansa, футбольный стадион Westfalenstadion;

- Хаген: музей под открытым небом Hohenhof;

- Виттен: шахта Nachtigall, долина Muttental;

- Хаттинген: бывший металлургический завод Henrichshütte;

- Дуйсбург: внутренний порт, музей речного судоходства, ландшафтный парк Дюйсбург-Норд;

- Оберхаузен: рейнский индустриальный музей, газометр, торговый комплекс Centro;

- Гельзенкирхен: индустриальный парк Nordsternpark, футбольный стадион Schalke.


На подъезде к Дортмунду видна огромная буква "U". Бывшее здание бродильни и склада пивоварни «Унион» сегодня называется «Дортмундское U». Здесь расположен Центр искусств, творчества и экономики. На крыше здания в 1962 г. была установлена девятиметровая золотая буква U – логотип пивоварни и сверкающий символ города.

Еще один символ Дортмунда, стадион футбольного клуба «Борусся», расположен на другом конце города. А чуть дальше на юго-восток находится исток реки Эмшер. Еще недавно Эмшер считалась самой грязной рекой Германии. В наши дни местные экологи занимаются обновлением реки. До 2020 г. на ее берегах будет воссоздан естественный ландшафт.



Главные туристические достопримечательности Рурской области - заводы-гиганты, большая часть которых закрыта, но некоторые пока еще работают. Самый известный среди них - индустриальный комплекс (шахта и коксовальный завод) Zeche Zollverein, включенный в список культурного наследия ЮНЕСКО. Всего дорога индустриальной культуры охватывает более 50 объектов индустриальной истории, среди которых многочисленные шахты (история некоторых насчитывает более 150 лет), технические музеи и объекты инфраструктуры, уникальные ландшафты. Унылые серые здания заводов превратились в центры дизайна и современного искусства, а на месте промышленных территорий возникли красивые парки и игровые площадки. Бывшие отстойники и технические пруды стали озерами и зонами отдыха. Газометры - выставочными залами, шахты и вокзалы - музыкальными клубами и культурными центрами, стены зданий - тренировочными базами для альпинистов. По территории заводов днем проводятся технические экскурсии.

Ночью иллюминация полностью преображает промышленные здания. А фотосессия на территории промышленного комплекса, благодаря оригинальным ракурсам, обещает стать успешной даже для начинающих фотографов.

Бохум когда-то был городом дымящих заводских труб и раскаленных доменных печей. Об этом сегодня рассказывает Немецкий музей горного дела – крупнейший в своем роде в мире. Более 400 тыс. туристов ежегодно проходят по демонстрационным штольням и поднимаются на копер, обзорную площадку высотой 63 м, с которой открывается великолепная панорама Бохума и Рурского бассейна.

В свое время в Бохуме находилось большинство угольных шахт Рурского района, а сегодня это город с самым большим числом театров. Астрономы-любители могут посетить бохумский планетарий имени Цейса.

Футбольные стадионы также включены в "Дорогу индустриальной культуры". Местный Дортмунд является базой одной из популярнейших команд Германии - Borussia, а Гельзенкирхен - Schalke.

С буднями рабочих парней Рура можно познакомиться в многочисленных кафе и пивных. В этом регионе широко представлена кухни разных стран мира - корейская, северо-индийская, тамильская, ливанская, русско-украинская, и конечно, турецкая и итальянская. Кафе открывают выходцы из этих стран.

По соседству с памятниками культуры находятся шоппинг-центры, например расположенный в Оберхаузене Centro или Ruhrpark в Бохуме.

Торговый центр в Оберхаузене был открыт в 1996 г. на месте старой промышленной зоны, после закрытия добычи угля. Centrо входит в число 12 самых крупных торговых центров Германии - более 200 магазинов и 45 кафе. Бесплатная парковка рассчитана на 14 000 автомобилей.


Фото из статьи на Википедии - https://ru.wikipedia.org/wiki/CentrO.

Рядом с торговым центром устроен большой парк развлечений, а также большой морской центр Sea Life Abenteuer Park. А неподалеку расположилась миниатюрная модель железной дороги Рурского региона. Ее открыли в 2008 г. На 420 кв. м можно рассмотреть индустриальные пейзажи Рура 1965-1970 гг.



Символом города и структурных изменений всего региона является газометр, который сейчас используется в качестве выставочного зала. Его высота 117 м, поэтому стоит залезть на крышу и посмотреть окрестности. Зимой на крыше гораздо меньше людей, чем летом, правда, нужно иметь ввиду, что протопить такой объем внутри сооружения не представляется возможным, поэтому нужно тепло одеваться.

https://p5.focus.de/img/fotos/origs7646000/0018519755-w630-h472-o-q75-p5/urn-newsml-dpa-com-20090101-170927-99-229146-large-4-3.jpg

Каждый год в первое воскресенье июля в ГДР отмечали День шахтера и энергетика. В этот день награждали лучших шахтеров. Сейчас этот праздник отмечают лишь в некоторых регионах и то в частном порядке.
В СССР наоборот, отмечали день энергетика в самый короткий световой день года, в третье воскресенье декабря. В это темное и холодное время года работа энергетиков наиболее заметна.

Хотя с 2018 г. в Германии больше не добывают уголь, но профессия шахтера по-прежнему важна, хотя и изменилась до "горного технолога": строится метро, остались действующие соляные шахты, нужно поддерживать в безопасности старые шахты-музеи. Теперь эта профессия интересна и женщинам. Они учатся управлять подземными машинами и устраивать взрывы. Под землей устраиваются склады, мастерские, салоны, туалеты, поставляется топливо и туалетная бумага. Конечно, кирки и ручной труд давно ушли в прошлое, сейчас всё делается машинами. Одни команды отвечают за разработку тоннелей и организацию взрывов, другие - за добычу и вывоз сырья.

В 2015 г. был снят фильм по подлинным событиям, произошедшим на шахте в Чили, где на глубине 700 м оказались замурованы 33 человека. Их искали 69 дней, поэтому в немецком прокате фильм известен как "69 дней надежды" ("69 Tage Hoffnung"), а в американском и российском - как "33". В главной роли играет Антонио Бандерас.


В 2004 г. вышел роман Ральфа Ротмана "Юный свет", по которому в 2016 г. был снят одноименный фильм „Junges Licht“. Он рассказывает о жизни семьи шахтеров в Рурском регионе в конце 1960-х, история ведется от лица 12-летнего мальчика, которому за лето невольно приходится быстро повзрослеть. Он влюблен в соседскую девочку, которая смеется над ним, боится матери, которая регулярно бьет его, и избегает отца-шахтера, который любит выпить между сменами. Семья живет бедно, небольшие деньги быстро заканчиваются, а за окном висит вечная серая пыль от шахт. Мальчик решает сбежать из дома...

Фильм снят то на цветную, то на черно-белую пленку, кадры идут в разных форматах, а внимание намного чаще уделяется картинам, чем словам.

https://www.tagesspiegel.de/images/heprodimagesfotos86320160512jungeslicht_475_1_20160511104125689-jpg/13581600/2-format6001.jpg?inIsFirst=true

Про другие индустриальные музеи Германии можно прочитать здесь - https://technolirik.livejournal.com/.

Используемые материалы:

- Википедия, статья об Остарбайтерах;

- Рурская область, развитие старого промышленного района;

- Германия: Рурский район: от доменных печей к столпам культуры;

- Документ "Интеграционный опыт. Факторы успеха и инновационный потенциал";

- Индустриальные памятники Германии - http://www.dw.com/ru/.

- Статья в журнале "Zeit" - "Профессия шахтера всё еще существует".

- Статья "80 пфеннингов за 4 литра пива";

- Статья "Когда исчезают шахты";

- Статья "Шахтеры и их работа";

Tags: Военная история, Германия, Их нравы, Рурский регион
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments