homaaxel (homaaxel) wrote,
homaaxel
homaaxel

Category:

Сексуальное насилие в отношении детей

Серия из двух статей рассказывает о последствиях сексуального абьюза в детском возрасте и о диагностике этой психологической травмы с помощью детских рисунков. Автор - Шмелева Светлана.

Проблема сексуального насилия в отношении детей становится в постиндустриальном обществе все более острой. Согласно западным социальным исследованиям, каждая четвертая-пятая девочка до 16 лет была жертвой как минимум одного сексуального нападения. У мальчиков этот показатель составляет от 6 до 8% (Sachsse, 2004). У девочек в 70% случаев насильником является отцовская фигура (в том числе, отчим или сожитель матери), затем следуют родственники, знакомые. И только в 1% насильником является посторонний человек. (Steinhage, 1992)

То есть, согласно статистическим данным, жертвами являются преимущественно девочки, которых подвергали сексуальному насилию их отцы или персоны, их заменяющие. Ужасающим фактом является то, что насильниками были, в основном, не только хорошо знакомые, но и зачастую любимые ребенком люди. Очень часто жертва живет долгие годы под одной крышей с насильником.

Клинические последствия травмы сексуального насилия очень хорошо изучены: это пограничные расстройства, депрессии, самоповреждающее поведение, аддикции, нарциссические и другие психические расстройства.

Внешними проявлениями сексуального насилия над ребенком могут быть

- Страх, панические атаки
- Злость, ярость, повышенная раздражительность, агрессивное поведение
- Апатия, безразличие
- Дети кажутся отсутствующими, не могут сконцентрироваться на чем-либо, кажутся одержимыми тем, что с ними произошло
- Чрезвычайно заниженная самооценка, ощущение себя грязным, недостойным
- Сексуализированное или наоборот избегающее поведение в отношении мужчин
- Суицидные желания, разговоры и мечты о смерти.

Нормальное развитие ребенка нарушается, т.к. ему требуется экстремально много энергии, чтобы активировать и поддерживать защитные механизмы, позволяющие элементарно выжить. Энергия нужна, чтобы компенсировать свою глубокую дезориентацию и держать пережитое в секрете от окружающих. Насильник угрожает жертве и заставляет ее молчать, вызывает чувство вины и стыда. Тайна остается нераскрытой десятки лет.

Ребенок регрессирует на более ранние стадии развития: он боязлив, снова начинает писаться и какать в штанишки, сосет или грызет палец. Чем младше ребенок и чем длительнее сексуальное насилие, тем массивнее и страшнее последствия для психического развития ребенка.

Чтобы выжить, ребенок должен научиться ничего не чувствовать. Ребенок начинает диссоциировать. Это позволяет ему не воспринимать ужас происходящего. Согласно описаниям пациентов, в момент сексуального насилия им казалось, что это происходит не с ними. Тело теряло способность чувствовать, происходящее не фиксировалось сознанием, травматичный материал оказывался полностью изолированым от когнитивной переработки. Этот факт душевного и телесного онемения, играющий спасительную анестезическую роль во время акта сексуального насилия, позже серьезно затрудняет доступ к пережитому ребенком. Катастрофическое влияние на самосознание приводит к расстройствам личности.

У ребенка развивается основной конфликт: желание рассказать о случившемся и страх перед последствиями, поиск выхода и отрицание, вытеснение.

При психотерапии подобной травмы приходится сталкиваться со следующими явлениями:

Глубокая дезориентация

Сексуальная травма отличается от иных травм тем, что она вызывает глубокую дезориентацию. Ребенок не понимает смысл действий над ним, нет возможности сравнить, спросить. В большинстве случаев насилие осуществляет близкий, любимый человек. Ребенок не ожидает ничего плохого от него. Насильник выбирает стратегию отрицания и замалчивания происшедшего (газлайтинг) или он старается внушить ребенку, что все в порядке вещей. В то время, как ребенок пережил сильно травмирующую сексуально-эмоциональную ситуацию, взрослый делает вид, что ничего не произошло. Ребенок полностью дезориентирован, его чувство реальности сильно искажается. Позже отец, например, проявляет себя как обычно, ничего в его поведении не указывает на то, что он сделал с ребенком. Ребенок не понимает сексуальное содержание случившегося. У него нет возможности с кем-то поговорить и прояснить непонятное. Он остается один на один с тяжелейшими переживаниями.

Для ребенка нет ничего страшнее, чем потеря родителей. Речь идет о выживании. Поэтому ребенок должен расщепить хорошего и плохого отца. Дети говорят в таком случае о папе и «другом» папе.

По разным причинам ребенку трудно рассказать о случившемся:

- Стыд, вина
- Дезориентация, особенно у маленьких детей. Они не понимают, что произошло
- Если ребенок рассказывает, ему никто не верит и обвиняют его во лжи
- Трудно сказать как это было
- Страх перед стигматизацией быть жертвой
- Лояльность к насильнику
- Забота о своей безопасности и сохранении семьи
- Страх перед наказанием и изоляцией.

В этом случае, иногда единственной возможностью выразить свои чувства и символическим языком рассказать о случившемся, может быть язык изобразительного творчества. Также с помощью арт-терапии можно деликатно помочь ребенку обратиться к его ресурсам и очень малыми шагами начать долгий путь к преодолению травмы.



Тема следующей статьи: знаки и символы в рисунках ребенка, указывающие на факт сексуального насилия. https://www.b17.ru/article/122544/

Сексуально травмированным детям, чтобы переработать травму, необходимо многократно воспроизводить, то что с ними произошло, часто в символической или игровой форме. В их представлениях не всегда отчетливо видно содержание случившегося, т.к. они перенимают стратегии отрицания взрослых и окружения.

Рисование – это акт самопознания. Он позволяет ребенку разобраться с травмирующими событиями.

Рисование предлагает пути переработки, преодоления и исцеления
Рисунок позволяет осторожное приближение к проблеме, ребенок сам решает, как быстро он это делает
Символический язык дает больше пространства для нелогичного, противоречивого и странного, которое невозможно выразить вербально
Для ребенка, хранящего тайну, важно быть понятым без необходимости говорить.

Какие детали в рисунках ребенка могут говорить о пережитом сексуальном насилии?


  • Ребенок рисует не соответственно возрасту


  • Хаос, неясное содержание, отсутствие структуры, нет дифференциации, потеря целого

                             

Рисунок девочки 7 лет на тему "Семья" может свидетельствовать о ранней травматизации.


  • Навязчивый выбор темы на протяжении длительного времени. Независимо от поставленной темы, ребенок рисует на протяжении недель и месяцев один и тот же сюжет. Это заставляет предположить, что здесь кроется травматическое переживание. Часто сексуальность, как навязчивая тема.

             
Четырехлетняя девочка рисует дом бабушки и дедушки с множеством окон. На всех окнах стоят свечи. Она могла рисовать лишь этот сюжет на протяжении длительного времени, т.к. ее травма была связана с этим домом

                                   
                      Сексуализированные изображения. Рисунок мальчика 6 лет


  • Если ребенку запрещают рисовать на тему, которой он навязчиво следует, он приходит в замешательство и начинает рисовать вещи, которые нельзя идентифицировать

  • Длинные вещи: банан, поезд, змея, улица

                   

На первый взгляд обычный детский рисунок поезда. Стоит обратить внимание, что машинист поезда обнажен, и можно увидеть изображение пениса между его ног.


                             
Девочка 3,9 лет комментирует рисунок: "Это я (верхнее изображение), а это хвост, он принадлежит мужчине (нижнее изображение). Нижний рисунок был расположен на обратной стороне листа и изображает семью девочки. Все фигуры расположены горизонтально


  • Гениталии, в основном, фаллосы утрированного размера. Пенис с лицом, рот, язык насильника.

                           


  • Насильник может изображаться в виде монстра, разбойника, привидения, опасного или ядовитого животного

                   
Комментарии мальчика 3,7 лет к рисунку: "Это ядовитые пауки, их нужно прогнать." Ребенок зачерчивает изображение. Отец-насильник становится ядовитым пауком, разбойником, приведением, чтобы смочь отделить его от другого, хорошего папы.


  • Множественные изображения людей с гениталиями

                       
                 На всех рисунках пятилетнего мальчика присутствуют пенисы.

                                     
Мальчик 7-ми лет рисует по теме "Моя семья". Отец в центре без лица. У всех  фигур нарисованы половые органы.


  • Если ребенку запрещают рисовать пенис, он заменяет его ножом, мечом, пистолетом, стрелой (пенис как оружие)


Пятилетнему ребенку, у которого была навязчивая тема - гениталии, запретили их рисовать. Он был в полном замешательстве. Он начинал рисунок и не мог его закончить. При пятой попытке он нашел выход и на месте пениса нарисовал меч. С тех пор он рисовал мужчин с оружием.


  • Ребенок рисует людей особенно себя, без рук (беспомощность), безо рта (невозможность говорить о тайном)

  • Обнаруживается отчетливая тенденция закрашивать, заштриховывать, заклеивать, отрезать части рисунка, части тела, лица

                           
На этом рисунке прочитывается целая история, подкрепленная комментариями мальчика 4,3 года. Ребенок говорит все время про паука с клеем. Я дома, сплю, а тайна находится там, наверху (голубое изображение под крышей). На вопрос: "Что это?"- по поводу заштрихованной области гениталий, мальчик отвечает: "Ничего... я не хочу об этом говорить, оно должно уйти." По поводу изображения слева: "Это мороженое, его тоже надо выкинуть".

                               
      Область гениталий заштриховывается черным или красным цветом


  • Изображения, которые никто не должен видеть, рисуются на обратной стороне листа или еле заметными с очень слабым нажимом

  • Повышенный интерес к теме смерти


                   
"Мама-верблюд, папа едет на ней. Внизу я лежу мертвый, потому что паук был ядовит. Сейчас я на небе."

                         

              На обратной стороне листа "Как я умер". Кружки обозначают яд.


  • Ребенок рисует все время темным или черным цветом

                 


  • Закрытые пространства, ощущение себя взаперти, без выхода

                   

                                   
                                  "Я хочу выйти, но не могу."


  • Иногда в сериях работ нет ни одного автопортрета или он очень маленький где-нибудь в уголке, без лица, рта, рук. Часто видна большая разница в изображении себя и других людей

  • Нет пола, фигуры парят в воздухе

  • В семейных портретах насильник отделен линией от остальных, выделен цветом или его изображение отсутствует

                     

                     

"Здесь сплю я, здесь спит моя сестра и мама". Воспитательница спрашивает: "А где спит папа?" Девочка не отвечает, диссоциирует. После нескольких настойчивых предложений воспитательницы она рисует своего отца другим цветом. Затем рисует себе, сестре и маме рот тем же цветом.


  • Многократное расположение фигур людей горизонтально, как в предыдущих рисунках, особый интерес у ребенка к теме постели, сна тоже представляется поводом задуматься

  • Представление себя пышущим гневом опасным существом или вулканом

                 


                                     

На терапевте, работающем с ребенком, лежит очень большая ответственность. От его профессионализма зависит судьба не только конкретного ребенка, но и всей семьи. С одной стороны, нужно оперативно помочь ребенку и изолировать его от насильника, с другой стороны существует опасность ошибочных выводов. Подозрение на сексуальный абьюз может возникнуть на основании серий рисунков ребенка и его комментариев, но уверенность в факте сексуального насилия должна базироваться на многих факторах: семейном анамнезе, наблюдении за поведением ребенка, многочисленных рисунках, в которых постоянно присутствуют знаки, указывающие на травму такого характера. Очень важно описание ребенком изображенного, если это представляется возможным. Много материала дает внимательное наблюдение за чувствами  и поведенческими реакциями при комментировании рисунков.

Вполне безобидные детские рисунки можно истолковать ложно. Например, этот рисунок девочки изображает грозу, которая поразила ее воображение. Красный круглый предмет – это мяч, который летал на ветру. По остальным проявлениям ребенок был в норме.

                   

На основании одного или нескольких рисунков нельзя сделать никаких выводов, а гипотеза, которая возникает в результате интерпретации изображений нуждается в тщательной и терпеливой проверке.

Рисунки детей для публикации и комментарии к ним взяты из книг, указанных в литературных источниках. Перевод с немецкого авторский.

Литературные источники:

Reichelt, Stefan (1994): Kindertherapie nach sexueller Misshandlung. Malen als Heilmethode. Zürich: Kreuz.

Sachsse, Ulrich (2004): Traumazentrierte Psychotherapie. Theorie, Klinik und Praxis. Stuttgart: Schattauer GmbH.

Steinhage, Rosemarie (1992): Sexuelle Gewalt. Kinderzeichnungen als Signal. Reinbek bei Hamburg: Rowolt Taschenbuch.

Материалы по теме:

- Инцест: неудобная правда общества.

- Сериал о сексуальном просвещении среди людей европейской культуры.

- Про то, что происходит между учителями и учениками.

- О чем не говорят с детьми, когда говорят с детьми о сексе.

Tags: Про детей, Про секс
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments