homaaxel (homaaxel) wrote,
homaaxel
homaaxel

Categories:

Женский и мужской мозг. Какие гендерные различия обусловлены биологией, а какие навязаны обществом?

Коуч Людмила Прима выложила рецензию на недавно вышедшую книгу "Гендерный мозг. Современная нейробиология развенчивает миф о женском мозге", автор Джина Риппон. Книга нейробиолога про исследования мужского и женского мозга. Какие гендерные различия действительно обусловлены биологией, а какие навязаны обществом?

http://i386.photobucket.com/albums/oo308/homaxel/edited-image_91.png

Тезисно - информация из нескольких публикаций (все ссылки в конце статьи).

1. Сигнал о различиях между мальчиками и девочками ребенок принимает очень рано, еще во младенчестве. Это не только розовые куклы, розовые книжки и розовые платья для принцесс, и лего, танчики, машинки и синие комбинезоны для мальчиков. Это еще и разные гели для душа для мужчин и женщин, разный цвет садовых перчаток, разные наборы сухофруктов в супермаркете, уже не говоря про фильмы и книги. Эти стереотипы стали неотъемлемой частью нашего мира.

2. Стереотипы занимают немало места в нашей социальной памяти, потому что наш мозг постоянно собирает такие "правила" и "законы" в общественной системе, а также "желательные" характеристики, которым нам нужно соответствовать, чтобы быть в группе "своих".

3. Некоторые манипуляции над сознанием совершенно незаметны, но, тем не менее, работают. Достаточно несколько раз сказать, что вы неэффективная женщина - и вы начинаете себя вести, как неэффективная женщина. Есть исследования, показывающие, что уже в четырехлетнем возрасте девочки, в чьих семьях транслируются сильные гендерные стереотипы, собирают лего гораздо медленнее, чем девочки, в чьих семьях это влияние не столь существенно. Получается механизм самосбывающегося пророчества.

4. Нейронные сети, отвечающие за стереотипы, перекрывают те, которые отвечают за субъективную самоидентификацию. Чаще всего мы мыслим в форме "я мужчина, и, следовательно..." или "я женщина, и, следовательно...", чем в форме "лично мне свойственно". Такие убеждения сидят очень глубоко и внедрены в процесс нашей социализации. Мозг считает, что мы лучше социализируемся, когда поддерживаем гендерные различия. Мозг следует правилам, которые приняты в обществе, поскольку это важно для выживания.

5. Некоторые стереотипы обладают собственной системой положительного подкрепления. Если ее запустить, то мы начинаем вести себя в соответствии с нужной характеристикой. Например, долгое время женщины перемены своего настроения списывали на ПМС, хотя последние исследования показали, что причины могли быть и иными.

6. Само по себе разделение игрушек на "девочковые" и "мальчиковые" формирует у детей стереотипное поведение. Например, девочка, которая уверена, что лего для мальчиков, хуже выполняет задания на конструирование.

7. Стереотипы, касающиеся определенной группы людей, несут в себе сигналы о том, в чем другая группа лучше или хуже, что они "могут" делать, а к чему "не приспособлены". По сути, это разделение на "высших" и "низших".

8. Девочки уже в семилетнем возрасте чувствуют на себе влияние гендерных стереотипов. Уже в этом возрасте девочки ощущают, что им лучше молчать, не высовываться, и не заниматься деятельностью, которая привлекает внимание. Мы по-прежнему воспитываем девочек так, что их главное достоинство - нравиться другим, что хорошие девочки ведут себя спокойно и незаметно.

9. Очевидно, что девочки и мальчики получают неодинаковые сигналы от внешнего мира и неодинаковую реакцию на действия. Сигналы, которые получают девочки, не способствуют их уверенности в себе, мягко говоря.

10. При этом дети горят желанием соответствовать гендерным стереотипам. Как только ребенок осознает, к какой группе принадлежит, он очень старается соответствовать общественным представлениям об этой группе - и будет требовать того же поведения и от других. Дети будут очень жестко высказываться относительно того, что можно девочкам и мальчикам, и что нельзя. Например, девочка может заявить, что врачами могут быть только мужчины. Если ей показать реальных женщин-врачей (или пожарников, или пилотов, или механиков), она испытает шок, это подорвет ее картину мира.

11. Такой некритичный подход сохраняется у детей примерно до семи лет. Затем они уже начинают допускать исключения и задавать вопросы. Но, к сожалению, не всегда. Иногда такие убеждения уходят в глубину и уже не подвергаются анализу.

12. Волна розового. Мощнейшая волна. Она нивелирует любые попытки хоть как-то выровнять игровое поле. Недавно выпустили "естественнонаучную" Барби, чтобы стимулировать интерес девочек к естественным наукам. Что делает эта Барби? Розовую стиральную машину, розовый гардероб и розовую шкатулку.

13. Идея о мужском и женском мозге предполагает, что для каждого пола он однотипный. То есть тот, у кого условно "мужской" мозг, будет обладать такими же способностями, предпочтениями и типом личности, как и все остальные с подобным "типом" мозга. Но мы точно знаем, что это не так.

14. Научно доказано: мозг формируется с рождения и дальше изменяется в течение всей жизни до старости, когда постепенно начинают отмирать серые клетки. Развитие мозга зависит от пережитого опыта. Выучили один навык - наш мозг уже поменялся.

15. Если исследовать мозг через МРТ, то видно, что между нейронными связями разнополых детей и подростков наблюдается гораздо меньше различий, чем между нейронными связями взрослых.

16. С развитием феминизма идея о "неполноценности" женского мозга превратилась в идею "взаимодополняемости" полов. Таким образом, женский мозг, как говорят, настроен на эмпатию и интуицию, тогда как мужской мозг должен быть оптимизирован для разума и действий. Оба эти утверждения ничем научно не подтверждаются.

17. Когда люди говорят о мужской и женской идентичности, им нравится мысль о том, что люди разные. Но биологический пол - это не единственный фактор, который на нас влияет. Мозг таксиста со стажем будет отличаться от мозга таксиста-стажера или таксиста на пенсии. Точно так же можно найти различия между людьми, играющими на скрипке, в видеоигры или занимающиеся оригами. Мозг отражает жизнь, которую проживает человек.

18. Риппон, автор книги, в детстве сильно пострадала от гендерных различий. У нее был брат-близнец. В возрасте 11 лет его отправили в школу-интернат с естественно-научным уклоном. Ее же саму отправили в женскую гуманитарную школу-интернат при католическом монастыре - при том, что у нее были очевидные способности к естественным наукам (она получала за них высшие баллы). Но в ее гуманитарной школе естественные науки не изучались. Ученицам было уготовано стать монахинями, или женами дипломатов, или домохозяйками-матерями. Риппон хотела изучать мозг и хотела стать врачом. Она была вынуждена взять психологию - как наиболее близкое направление из тех, что были ей доступны. Сейчас она - нейробиолог-физиолог с докторской степенью, а ее брат-близнец - художник.

19. Когда Риппон только начала изучать различия между женским и мужским мозгом, она была уверена, что найдет их. Но они все не находились и не находились. В конце концов она начала задаваться вопросом, а есть ли эти различия вообще. Единственная (и уже известная) разница была только в размере мозга. Риппон считает, что мы стоим на пороге нового подхода: признать, что различий между мужским и женским мозгом нет, и считать иначе - отсталость и научно неверно. Общество, впрочем, к такой идее не готово. Риппон считает, что сейчас признать эту идею - все равно что в средневековье признать, что Земля вращается вокруг Солнца.

20. Навыки - не более чем новые нейронные сети. Чем чаще мы пытаемся сделать что-то, тем легче прокладываются новые сети по новому пути. В конце концов навык становится автоматическим.

21. Риппон часто выступает в школах, перед детьми и подростками, объясняя, почему гендерные различия - это социальный конструкт. По ее наблюдениям, дети реагируют нормально, но вот родители часто воспринимают эту информацию в штыки. "Они говорят: "У меня мальчик и девочка, и они ведут себя по-разному". Я отвечаю: "А у меня две девочки, и они тоже ведут себя по-разному".

22. Исследования о различиях мужского и женского мозга, проводившиеся в XX веке, были специфические. Во-первых, они все исходили из парадигмы, что различия есть. Во-вторых, если какие-то различия находились, о них тут же писали; но если различий не было найдено, об этом молчали. В-третьих, если был сделан ошибочный вывод, и затем найдены доказательства ошибочности, совершенно не факт, что в памяти закрепится сообщение об ошибке, а не первоначальный ошибочный вывод (потому что нашему мозгу нравится идея гендерных различий - см. выше). И даже в таких условиях единственное, что смогли более-менее достоверно установить - то, что мужчины не многозадачны, а женщины плохо ориентируются в пространстве.

23. Как только мы признаем, что наш мозг пластичен и гибок, то сила гендерных стереотипов станет очевидна. Если бы мы могли проследить весь путь мозга девочки от мозга мальчика, мы бы увидели, что их мозг проходит неодинаковый путь. Игрушки, одежда, отношение родителей и семьи, учителя в школе, ровесники, работодатели, социальные и культурные нормы - все это влияет на наш мозг.


Ссылки на статьи: https://www.theguardian.com/.../meet-the-neuroscientist...
https://lifehacker.ru/kak-formiruyutsya-gendernye.../
https://rz.com.ua/.../mozg-ne-imeet-pola-izvestnyy...

Источник - https://www.facebook.com/ludmila.prima.5/posts/10219497687816527.


****************

И пост-продолжение по теме - https://www.facebook.com/ludmila.prima.5/posts/10219965020139543.

Помните, некоторое время назад я писала про свежевышедшую книжку "Гендерный мозг" Джины Риппон? Я ее наконец-то читаю. Книжка, честно скажу, сложноватая для человека, ничего не смыслящего в нейробиологии (хотя направлена как раз таки на широкую аудиторию). Но, наверное, как раз потому и полезная: объясняет базовые термины, принципы научных исследований и связь между наблюдениями и действиями. Общая мысль про мозг человека, впрочем, проста: пока понятно только то, что ничего не понятно, а на прошлые данные можно опираться весьма относительно, и вот почему.

Но про книжку я напишу отдельно, а пока - вот вам из этой книжки любопытнейшая история про стереотипы и мифы.

"Если какая-то информация проникает в общественное сознание и закрепляется там как «факт», а потом выясняется, что это была ошибка, оказывается, что чрезвычайно сложно выбить этот «факт» из голов читателей популярной литературы. «Факт» выскакивает снова и снова, словно в игре «Замочи крота». Ранние исследования по визуализации мозга очень долго обсуждались и критиковались, прежде чем выяснились ошибки в этих исследованиях. Вероятно, теперь будет непросто пошатнуть веру в сами методы. А если некие данные поддерживают коммерческую деятельность или политические решения, то объявление об ошибочности этих данных приведет к печальным последствиям, а убежденность в них вырастет многократно.

Все это подходит к нейромифу об образовании. Здесь мы все еще видим горячую веру в то, что мы можем повлиять на развитие мозга ребенка только в первые три года его жизни, что существует обучение, основанное на принципах работы мозга, что мы используем только 10 % мозга, и вообще: мужчины пользуются одним полушарием, а женщины – обоими. Несмотря на многочисленные доказательства обратного, эти мифы все еще живут, увековечиваемые педагогическими «гуру», чьи руководства до сих пор побуждают родителей и политиков хвататься за смутные (и дорогие) техники «тренировки мозга». Или отправлять детей в однополые школы.
<...>
Помимо хорошо известного труда «Мужчины с Марса, женщины с Венеры», мы получили другие шедевры: «Как заставить мужчину слушать, а женщину молчать» (с продолжениями «Почему мужчины врут, а женщины ревут» и «Почему мужчины теряют ключи, а женщины покупают новые туфли»). За ними последовали не менее интригующие: «Почему мужчины любят прямые костюмы, а женщины платья в горошек», «Мужчина – замок, женщина – отмычка» и «Почему мужчины не пользуются утюгом». Борец за однополые школы Майкл Гариан выпустил книгу под названием «Мальчики и девочки учатся по-разному», а Уолт и Бэр Леримор основали целую религию, опубликовав труд «Его мозг, ее мозг: как удивительные различия могут укрепить ваш брак». Было сделано все возможное для внедрения убеждения в том, что мужчины и женщины кардинально отличаются и даже могут происходить с разных планет.

В этом жанре наибольшую славу, или, вернее, бесславие, приобрело творение психиатра Луэнн Бризендайн «Женский мозг», которое вышло в 2006 году. Эта книга приобрела известность среди нейробиологов благодаря удручающему количеству научных ошибок, хороводу анекдотов, смешным цитатам и вообще неверным рассуждениям, приведенным в качестве доказательств. Например, в книге утверждается, что «различия в мозге женщин и мужчин делают первых более разговорчивыми». Бризендайн сообщает читателям, что отвечающие за речь области мозга крупнее у женщин, чем у мужчин, и что женщины используют в среднем 20 тысяч слов в день, а мужчины – только 7. Марк Либерман, лингвист из Университета Пенсильвании, захотел проверить это утверждение, но не смог найти его источник. Он обнаружил, что эти цифры повторяются в различных вариациях в ряде других книг по самопомощи, но, похоже, не имеют в своей основе никаких научных данных. Чтобы это доказать, Либерман провел свои собственные вычисления на основании Британской базы данных о разговорах. Он пришел к совершенно иному выводу: мужчины используют более 6 тысяч слов в день, а женщины – менее 9.

Вы можете подумать, что такие полезные изыскания, подобные проведенным Либерманом и Файн, выметут из вашего сознания научные неточности и даже истинные фальшивки. Но, как мы уже видели в ситуации с нейромусором, лживые представления имеют опасную привычку сохраняться и поддерживать вредные нейромифы – например, о том, что у мальчиков и девочек настолько разный мозг, что им нужно разное (и раздельное) обучение. Книга Луэнн Бризендайн, полная подобных нелепиц, была переведена на многие языки и даже стала основой фильма, который вышел в 2017 году."

Каково?

И еще кое-что. Тоже на подумать.

Есть такое знаменитое исследование Аллана Макгригора "On the Real Differences in the Minds of Men and Women". На него часто ссылаются, как на хорошо обоснованный труд о связи половых различий мозга и поведения. Казалось бы, научный труд, весомо, все такое. Но если его погуглить, то обнаруживаются интересные вещи. Во-первых, оказывается, что он вышел аж в 1869 году. Пояснить, почему труд 1869 года нельзя всерьез рассматривать как исследование о мозге человека или и так понятно? Во-вторых, можно почитать, что же там написано. Оказывается, этот "хорошо обоснованный и задокументированный труд" описывает эксперименты, проводимые на... канарейках и мышах, причем с совершенно очаровательными выводами типа "самцы поют, поэтому у них мозг больше".

А ведь на это исследование до сих пор ссылаются, и даже некоторые современные исследования болезни Альцгеймера и аутизма основываются на данных экспериментов, которые проводили в середине девятнадцатого века, да еще и на канарейках и мышах. Канарейках и мышах!

Tags: Психо
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments