homaaxel (homaaxel) wrote,
homaaxel
homaaxel

Category:

Сценарий жизни - откуда он берется и как от него избавиться

Продолжаю историю про транзактный анализ, курс которого выложен на сайте Магистерии, любой может его прочитать или послушать - https://magisteria.ru/transactional-analysis/screenplay. Ведет его Елена Станковская.

Сегодня разговор о сценариях жизни, о тех семейных установках, которые мы легко впитываем в детском возрасте, верим, что если будем их повторять, то проживем безопасно. Мозг охраняет нас от анализа ситуации, от взгляда со стороны, от выбора новых путей. Мы делаем это неосознанно. Даже если спросить человека в лоб, почему он при жарке рыбы отрезает хвост, он не поймет о чем и для чего его спрашивают. Всегда так делал. И всегда так делали в его семье.

Или, например, семейная установка про деньги "Никогда не жили богато, не надо и начинать". Иногда выросшие дети повторяют ее в своей взрослой жизни. Но вот чья она на самом деле? В каких условиях появилась? Для чего была нужна?

Расскажу историю. У меня был прадед в Пензенской губернии, в большом городе Вадинске. Жили они зажиточно - несколько лошадей, коров, своя земля, свой лес, мельница. У них было 5 детей. После революции, зимой, к нему ночью пришел зять, 22-летний коммунист-красноармеец, и сказал, что если тесть не отдаст половину своей скотины и земли органам власти, его и семью репрессируют. Землю и мельницу к тому времени уже отобрали. Прадед отдал половину имущества в колхоз, действительно никто не пострадал. Потом он прожил еще долго. Когда правнучки спрашивали сколько ему лет, он каждый год отвечал - 100.

Другой прадед жил в Белгородской губернии, в селе Купино, у него было много земли, он был старостой. Семья была большая - 14 детей. В 1930-е их как семью кулаков репрессировали, всех раскидали по разным городам. Мой отец несколько лет искал-собирал родственников. Нашел только половину. Вот города - Мирный, Кисловодск, Владивосток, Караганда, кого-то увезли в Киргизию.

Прабабушка жила в Белгородской губернии, в селе Стариково. У них была богатая семья - свой двор, корова, свиньи. Было трое детей, выжило двое (одного в 2-летнем возрасте загрызла свинья). Муж погиб в Первой мировой в Польше, а ее раскулачили в 1930 г., после чего она с детьми уехала на заработки в Москву. Правда, она сама уже давно, с Первой мировой, не могла работать - чистила колодец, замерзла, получила ревматизм, в 30 лет ходила с костылями.

Помню еще семейную легенду, как после революции в Вадинске к моей двоюродной бабушке пришла монахиня. В городе был очень известный женский монастырь. Монахиня принесла с собой сундучок и попросила его закопать где-то на огороде. Монастыри тогда закрывали и монахини разъезжались кто куда. Ей разрешили закопать сундучок, где он - никто не знает. Земля давно продана другим людям и они не знают об этой истории. Монахиня так никогда и не вернулась за своими сокровищами.

************

Сценарий жизни активно выполняется всю жизнь. Человек сам решает как ему жить и сам ограничивает себя в вариантах выбора. Ограничения выбора могут быть сняты только самим человеком.

Сценарий жизни дает нам понятную навигационную карту, упрощая реальность до схемы. Благодаря такому упрощению у нас появляется чувство стабильности, понимание того, чего нужно достичь для получения такого-то результата, что важно для моего выживания, для моего благополучия. Сценарий помогает найти ответы на такие важные вопросы - что значит быть кем-то вроде меня, с какими людьми и в каком мире?

Ключевым элементом сценария являются обобщенные представления о себе - кто я, о других людях, о том, как мы соотносимся друг с другом, и, соответственно, обобщенные представления о том, как этот мир устроен, что он из себя представляет, и это помогает нам структурировать нашу жизнь.

То, что соответствует нашему сценарию, воспринимается как знакомое, а значит, до известной степени безопасное. Оно может быть тяжелым, может быть неприятным, может вызывать некую тревогу, но в любом случае ассоциируется с чем-то знакомым, с чем-то, что я однажды уже пережил, пережила и что придает моему пребыванию здесь, в этом мире ощущение стабильности. Потребность в безопасности обычно перевешивает желание быть счастливыми или нашу потребность в автономии, поэтому сценарий оказывается таким убедительным и таким устойчивым во времени, то есть он играет для нас такую фундаментальную, стабилизирующую роль.

Что отбирает у нас сценарий - возможность распознавать часть реальности, которая ему не соответствует. Мы автоматически игнорируем какие-то аспекты этой реальности или приписываем определенное значение происходящему исходя из этого неосознаваемого плана, исходя из прошлого опыта, по сути, и мы не предполагаем, например, для себя возможными какие-то альтернативы и какие-то исходы. Это сужение нашей автономии происходит незаметно, и чаще всего мы его даже не осознаем. Это как вопрос из анекдота: «А что, так можно было?», то есть это что-то, что вообще не попадает в поле нашего восприятия.

Сценарии жизни начинают формироваться очень рано, возможно, даже еще до рождения ребенка, когда органы чувств сформированы уже в достаточной степени, чтобы воспринимать происходящее. Ребенок чувствует, как к нему относятся, чувствует то, как разворачивается его жизнь в этом возрасте, и каким-то образом запечатлевает это, осмысляет реальность.

Поначалу это, конечно, происходит без слов, и здесь речь идет о том, что это могут быть какие-то телесные движения. Дальше, уже подключается язык, и ребенок осмысляет происходящее с помощью слов, и дальше активно подключается воображение. Ребенок строит картину мира и привлекает какие-то свои фантазии для объяснения происходящего. Это все является начальным пунктом формирования сценария.

Транзактный аналитик Ричард Эрскин говорил, что сценарий формируется в случае, когда отношения со значимыми другими регулярно или очень радикально дают сбой и потребности ребенка не удовлетворяются должным образом. Это формирует неосознаваемые паттерны отношений, которые в дальнейшем будут направлять жизнь человека. Что здесь имеется в виду? Маленький ребенок рождается не способным регулировать свое состояние и не способным удовлетворять свои потребности. В этом смысле мы рождаемся очень зависимыми от окружающих. И в случае, если эта зависимость оборачивается систематическим неудовлетворением наших потребностей или происходит какое-то радикальное событие — оно не обязательно намеренное: мама заболела и легла в больницу, папа потерял работу и был в подавленном состоянии и недоступен эмоционально для ребенка, — это все формирует определенный опыт отношений, который очень быстро генерализуется.

Детское мышление устроено таким образом, что какие-то радикальные или незначительные, но часто повторяющиеся события становятся некоей нормой. Часто они воспринимаются вообще как единственно возможная реальность, и в этом смысле это часть, формирующая сценарий. Если, например, к ребенку не подходят, не спрашивают: «Как у тебя прошел день? Как ты пообщался со своими друзьями? Как тебе нравится гонять мяч во дворе?», то у ребенка формируется ощущение, что, собственно говоря, это не очень важно, то, что со мной происходит внутренне. И это ощущение дальше создает некоторый горизонт ожиданий в отношениях. Ребенок делает неосознаваемый вывод, что отношения — это такое место, в котором людям нет особо до меня дела, и на основе этого дальше формируются уже сценарные убеждения, они кристаллизуются.

Иногда сценарии формируются через решения, которые ребенок принимает в ответ на ситуацию, чтобы справиться с этой ситуацией, чтобы избежать ее в будущем. Например, я очень хотела куклу Барби, у подруги она была, я много раз просила мне ее купить, я просила подругу дать мне ее поиграть, мне никто ее не дал — в результате я решила, что никто ничего не дает и нужно просто брать самой, и я хватаю эту куклу Барби. Во взрослом возрасте этот паттерн тоже сохраняется. То есть у меня неосознаваемо присутствует ожидание, что другие вряд ли дадут мне сами и что лучшее, что я могу сделать, — это взять сама, без спросу, что, конечно, во взрослом возрасте может создавать сложности в отношениях.

Что здесь важно? Сценарий — это всегда попытка справиться, которая когда-то была предпринята ребенком, и в этом смысле действия, которые продиктованы сценарием, имеют очень важный смысл, точнее, они когда-то имели очень важный смысл для благополучия этого ребенка или даже, может быть, для выживания этого ребенка. Сценарии — это, в частности, ответы на вопросы, как получать внимание, как привлекать заботу к себе, как достигать поставленных целей, как общаться и т.д. Когда-то ребенок нашел какой-то очень хороший способ, этот способ много раз оттачивался, и дальше он закрепился, и уже без осознания он проигрывается во взрослом возрасте, что, конечно, не всегда соответствует ситуации. Это всегда направляет нас к определенной расплате, к определенным ограничениям, которые заложены в сценарии.

Считается, что, конечно, не все определяется сценарием и что очень многое в сценарии определяется наследственностью. И вообще ход нашей жизни определяется сочетанием наследственности, того, что достается нам на старте. Это различные обстоятельства и случайность, которая есть и которая очень сильно влияет на нас. Это наши автономные решения, которые мы принимаем из Взрослого, и, действительно, это сценарии и то влияние, которое эти ранние опыты и ранние решения, выводы о мире, о себе и о других имеют на нас. Здесь речь идет о сочетании этих факторов. И это снимает нереалистичную ношу с родителей, потому что родители — это только один из элементов, которые влияют на сценарий и вообще на проживание жизни ребенка, но не несут здесь основную нагрузку.

Еще один вопрос — про то, существует ли один сценарий или их много. И здесь тоже современные транзактные аналитики говорят о том, что, вероятно, существует целая группа сценариев у каждого человека. У нас может быть один сценарий для работы, другой сценарий для личной жизни, третий сценарий для нашей родительской жизни, для того, как мы будем рожать или не рожать и воспитывать своих детей, то есть такой веер сценариев.

И, наконец, еще один вопрос — что делать и можно ли выйти из сценария, и если да, то как. Те авторы, которые определяют сценарий как нечто ограничивающее и негативное, говорят о том, что возможен выход из сценария, такое несценарное структурирование жизни. Другие авторы говорят, что сценарий имеет смысл рассматривать как структурирование жизни, и мы не можем быть совсем свободны от структурирования, но то, что мы можем сделать, — это пересмотреть многое так, чтобы действительно мы проживали свою автономию. В этом смысле при названных различиях все равно очень оптимистично транзактный анализ смотрит на этот вопрос.

Если говорить про то, как это делается, то здесь основная активность — это активность нашего Взрослого. Речь идет о том, что сценарий — так или иначе это история неудовлетворенных когда-то потребностей и волшебного решения, сценарного решения, которое было найдено нами когда-то и которое ведет к таким противоречивым последствиям, к сценарному поведению, в чем-то хорошему, в чем-то не очень. И то, что мы можем делать вместо этого, — это учиться удовлетворять свои потребности другим образом. Иногда это еще и про то, чтобы признать, что какие-то потребности уже были не удовлетворены, и тогда что сейчас я для себя могу сделать. Речь идет о том, что мы вырабатываем новые, взрослые способы напитывать себя, и это уже ведет нас к новой открытости по отношению к миру, к себе и к автономному проживанию.

Мы можем делать это технически с помощью разных разработок транзактного анализа. Если мы начинаем работать с нашей экономикой поглаживаний, это тоже способствует нашему выходу из сценария, потому что сценарий являет собой взаимосвязанную систему. Поэтому, если мы разбираем один элемент, то вся система перестает хорошо функционировать, сценарий начинает разрушаться. Поэтому мы можем начинать через поглаживания либо мы можем работать с нашей сценарной системой, с нашими убеждениями, сценарными проявлениями и подкрепляющими воспоминаниями, заменяя их на автономные. Подробнее некоторые пункты будут освещены в дополнительных эпизодах к этой лекции, а сейчас я благодарю вас за внимание. Спасибо!


Продолжение:

- Сценарий и память тела - https://magisteria.ru/transactional-analysis/script-and-body. Когда телесные проявления, психосоматика, напрямую связаны с мышечной памятью.

- Изменение сценария: встать у руля своей жизни - https://magisteria.ru/transactional-analysis/script-change. Целостность элементов сценария дает возможность для расшатывания всей структуры. Можно начать с любого элемента и тогда возникнет очень много вопросов про сценарий в целом, т.е. он перестает функционировать в том объеме, как раньше.

- Про ежесекундный контроль над своими действиями, про важность паузы перед принятием решения - https://magisteria.ru/transactional-analysis/adult.

- Про внимательную проверку детских убеждений в духе "Если я буду приносить в дневнике только хорошие оценки, меня будут любить", "Если я не первый, значит я последний" - https://magisteria.ru/transactional-analysis/decontamination. Это позволяет разделить свой и чужой опыт, сделать более весомыми свои собственные убеждения, основанные на своем опыте, способностях, приоритетах и ценностях.

- Про укрепление автономии своей личности - https://magisteria.ru/transactional-analysis/strengthening-the-adult. Автономия состоит из осознанности, спонтанности и интимности. Это умение прислушиваться к своим ощущениям, опираться на свой опыт, действовать, исходя из своих желаний, замечать то, что сейчас передо мной.
Tags: Психо, Счастье
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments