homaaxel (homaaxel) wrote,
homaaxel
homaaxel

Categories:

Свой взгляд на переезд в Германию, часть 4

Одна из зарисовок увиденной жизни в Германии, подмеченная парнем, закончившим исторический факультет МГУ и переехавшим учиться в Марбург, а затем в Берлин - https://s-starkov93.livejournal.com/1630.html.

"Спокойное времяпрепровождение и отдых после занятий в один из дней были нарушены звонком в дверь (в Германии звонок каждой квартиры находится не только около двери, но и у входа на улице). Когда я спустился на первый этаж, то заметил две фигуры: славянская внешность, добрый взгляд и пустота в глазах. Женщина промежуточного возраста и девушка лет двадцати, говорящая на смеси русского и немецкого (назовём это «ройчем»), внимательно искали в списке жильцов русские фамилии и тыкали в соответствующие дверные звонки. После непродолжительной жестикуляции пришли к выводу, что все трое говорим по-русски. Беспокоились они конечно же о моей душе. После пары цитат из Евангелия и намеков на то, что в жизни я довольно сильно запутался, предложили брошюру на русском языке и дополнили её журналом средних размеров. Предложение занести мне на днях Библию я отклонил. Свидетелей я покинул через минут 10, оставив их наедине с дверными звонками.

В Москве вдоль Ломоносовского проспекта также периодически любят ходить женщины, предлагающие опиум народу. Видимо, студенты МГУ иногда ведутся: иначе, какой смысл им шляться по Воробьевым горам? Около исторического факультета таких бабуль на перезагрузку отправляют простыми вопросами: сколько вселенских соборов вы признаете, сколько в вашей организации установлено таинств и т.п. В Марбурге будем играть по немецким правилам: вежливость в приоритете".


 Из наблюдений за русскоязычными в Германии - https://s-starkov93.livejournal.com/2053.html.

"Когда на горизонте стали вырисовываться два года жизни в Берлине, я был морально готов к тому, что на улицах города будет много русских. Это в определенной степени можно понять: весомая часть послереволюционной эмиграции осела в столице Германии, а нахождение восточного Берлина в составе ГДР ещё более увеличивало вероятность встречи русскоговорящего населения. Отправляясь в Марбург, который расположен на западе Германии, я думал, что буду находиться в отрыве от своей Родины. Давно я так не заблуждался.

Началось всё достаточно безобидно. Неподалеку от супермаркета, в котором я закупаю немецкие сосиски и крендельки, находится так называемая книжная станция (book station). Любой желающий может оставить на полках здоровенного шкафа ненужные книги или взять что-нибудь почитать. Пробираясь через груды книг с фамилиями неизвестных мне людей на корешках, я с определенным постоянством находил русские книги: то Тургенев завалялся, то Горького кто-то притащил. Я задался вопросом: «Откуда здесь это?» Вскоре был найден ответ. Каждый день я неизменно слышал (и продолжаю слышать) русскую речь на улицах (не всегда приличную), и далеко не всегда носители русского языка находятся в городе ради туристических утех. В магазине, к примеру, я нашел пакет, на котором крупными буквами было написано: «Гречка».

Рядом с полюбившимися бюргерам газетами лежат номера «АиФ» на русском языке.

В отделении банка залипающая женщина, не знакомая с языком англосаксов, всегда может рассчитывать на помощь русскоязычного сотрудника, в чем я убедился. Такое повсеместное проникновение «русского» говорило о наличии большой группы соотечественников. Первое время я был рад, что столько земляков поблизости: не пропаду, если что.
Однако шли дни. Вскоре после того, как одна из свидетельниц Иеговы пояснила мне, что в Германии можно ничего не покупать и подбирать всю бытовую технику около мусорных баков, у меня появились некоторые вопросы к русским. Общение с дедом, который с упоением рассказывал о пособии в 400 евро и возможности получить квартиру, ещё больше расстроило меня. Далее меня стали выводить девушки, разевающие свои варежки и порождающие потоки изысканного русского мата. Как же это смешно, когда человек думает, что никто вокруг не может его понять. Именно в такие моменты личина коричневого цвета виднеется во всей красе.

Следующая встреча стала решающей для строк, которые я сейчас пишу. Дюжина стюардесс в форме, с бутылками и колокольчиками, околачивалась на центральной площади города. Поддатая часть компании, с виду ничем не отличавшаяся от типовых турецких Наташ, откровенно приставала к прохожим. Знакомые слова-эрзацы для обозначения запретных частей тела раздавались перед ратушей 16 века. Услышанные эвфемизмы заставили меня по-настоящему смутиться: мне было стыдно за это русское (жалею, что не подошёл и не уточнил, может быть украинское) быдло. И жаль было двух приличных, более молодых девушек из группы этих стюардесс, которые старались как можно дальше уйти от этой кучки и раствориться в толпе.

Теперь я могу сформулировать закономерные вопросы. Главный из них: «Что делает такое количество русских в западной Германии?» Я могу поверить, что исстрадавшиеся поволжские немцы вернулись к себе домой. Я допускаю, что часть потомков послевоенных копателей Сибири также решила совершить Drang nach Westen. Но откуда набирается столько русских в 70-тысячном городе? Сосед по общежитию, афганский дядька, работающий во Франкфурте и побывавший в свое время в РФ, предупредил, что есть целый русский квартал(!), а преподавательница оставила мне адрес большого русского супермаркета. Разговоры про пособия и коллекционирование старой выброшенной техники натолкнули меня на мысль, что далеко не все местные русофоны зарабатывают достаточно денег для жизни. Будь я немецким налогоплательщиком, я бы спросил, кто платит за социальное иждивенчество?
Я был очень расстроен, что часть встреченных соотечественников вызвала у меня такие негативные эмоции. Но были и другие ситуации.

В пятницу как всегда мы вместе с группой совершали опрос людей на улицах. На этот раз мы отправились на вокзальную площадь. Первой нашей жертвой должна была стать пожилая женщина, нервно поглядывающая на табло, где указывалось время подачи следующего автобуса. С расстановкой выговорив интересующий меня вопрос, я очень расстроился, так как женщина не поняла, что я от неё хочу. Но по трём её словам я смекнул, с кем имею дело. На мой вопрос, говорит ли она по-русски, я услышал радостные возгласы трёх людей, стоящих по соседству. В суматохе заваливаясь в подъехавший автобус, они были рады услышать фразу «привет из России». При отправлении от остановки они очень долго махали мне рукой (также в окошко мне всегда махал рукой мой дедушка), как будто через меня им удавалось восстановить потерянный контакт с Родиной. И в этот момент я понял, что я соскучился по людям, которые улыбаются тебе. Улыбаются по-настоящему, искренне, так, как умеют делать русские. Уже утомили немецкие кривляния у каждой кассы магазина: губы произносят «хорошего дня», а глаза смотрят сквозь тебя в стену. Очень не хватает истинных эмоций. По русскому человеку почти всегда легко сказать, рад он тебя видеть или нет – всё написано на его лице. По немцу понять сложнее: он всегда приветлив, добр, улыбчив и вежлив. Но что стоит за этим? Преподавательница, которая улыбается каждому студенту, что по началу для меня было так приятно-непривычно, даже не поздоровалась со мной на улице.

Но русские – это мелочь, если сравнивать их количество с волной беженцев, обрушившейся на Германию. Главной пылающей точкой, обеспечивающей бесперебойный поток беженцев в Европу, является Сирия. Как всегда, по любому сколько-нибудь сложному вопросу, плебс разделился на два лагеря: крайняя оппозиция власти и твёрдые сторонники выбранной политики. Беженцы сами по себе – это не проблема, а лишь её следствие. Борьба с этим следствием никоим образом не устраняет саму причину появления беженцев. Если расселить всех сейчас находящихся в Европе арабов по палаткам и коммуналкам, то делу это не поможет, так как в течение месяца здесь окажется в два раза больше таких же новых арабов со своими пожитками. Демографическое давление, ощущаемое со стороны Леванта и Северной Африки, в любом случае будет обеспечивать прибытие всё новых и новых партий людей, не довольных своей жизнью, бегущих от войны и страданий. Превращать Европу в санаторий, где любой страждущий сможет зализать свои раны, бесполезно, так как невозможно перевезти всю Сирию на каникулы в Германию. Тем не менее, оставаться в стороне также нельзя. Возможно, немцы понимают, что поддержка мятежников в Сирии (когда существует официально-признанное правительство) обернулась для них тем, что они имеют. Чувство ответственности не позволяет стране просто закрыть границы."


Про курсы немецкого языка для студентов и беженцев - https://s-starkov93.livejournal.com/815.html.

"Первый день обучения начался не в аудитории. Для прохождения формальных процедур отправился в главное здание принимающей конторы. В очередной раз прошёл тест на знание немецкого языка (поставили уровень А2.2), выдали учебник (новый, даже с диском) и отправили в другой корпус непосредственно к преподавателю. Прогулка, вызванная не только любовью к свежему воздуху, но и скудным финансовым состоянием, заняла минут 20.

Преподаватель – немка до 30 лет – попросила представить себя, что я на ломанном немецко-английском и сделал. Группа из 15 человек этнически практически полностью состоит из сирийцев. Как я узнал, DAAD выделило специальные стипендии для Сирии, так как там война. Также среди моих соседей по парте оказались девушка из Мексики и парень из Уганды по имени Дэвид. Атмосфера самая дружелюбная, все ребята адекватны и приветливы. Отношение к России у всех положительное, что было очень приятно видеть и чувствовать.

Пару слов хочу сказать про преподавание: прошёл лишь 1 день, но я смог с высоты своего опыта приблизительно оценить, к чему идёт дело. Если самому не заниматься, то через 2 месяц я с уровнем А2.2 уеду домой, улыбаясь до ушей. Системы никакой, строгого соблюдения расписания пар и перерывов нет (по желанию в пользу увеличения отдыха), никакого чтения, пересказов и зубрежки. Пели песни, писали слова на доске, рассказывали на английском, «кому на Руси жить хорошо». Язык можно выучить лишь кропотливым трудом, а преподаватель должен стоять с плетью и подгонять тебя. Советская педагогическая школа стоит где-то далеко: может быть, мне попался такой преподаватель (замечу, что девушка очень любезная, весёлая и добрая). Тем не менее, я приехал сюда не песни петь, а получить языковой укол через интенсивные курсы. Ну что ж, всё в моих руках. Единственный плюс – носитель языка: если сам буду напрягаться, то смогу получить очень большую пользу от соприкосновения с живым языком.

После занятий вместе с Дэвидом отправился в сторону университетской столовой (называется Менза). По пути расспрашивал молодого человека, чёрного как дёготь, об Уганде, жизни, нравах и проблемах. Хороший парень, очень толковый. Однако общение отягощалось произношением (как будто человек набил свой рот неочищенным фундуком). Ещё бы, Дэвид знает 8 языков своей страны: поражаюсь, как у него сил хватило выучить английский и немецкий.

После непродолжительной болтовни о том, как смотрит житель Уганды на современные проблемы России, я отправился в третий корпус языковых курсов. Цель была корыстная в своей основе: я хотел получить причитающиеся мне наличные, первая порция стипендии DAAD. Веселый мужик, заведующий всему курсами и произносящий мою фамилию как Штарков, выдал конверт, на котором было написано 610 евро. Попросив пересчитать мою наличность, начальство отпустило меня в свободное плавание. Получку нужно было обмыть: что может быть лучше спрайта в макдональдсе, когда жара +35? Лучше может быть практически всё, но здесь выбирать не приходилось: у меня была ещё одна задача, которую я мог решить только в маке. Обойти систему ограничения скачиваний можно лишь с бесплатного Wi-Fi. Именно поэтому я подключился к сети и скачал из сети Вконтакте 16 серий Полиглота: учить немецкий язык придется самому."


Про подход к преподаванию немецкого языка для иностранцев - https://s-starkov93.livejournal.com/2010.html.

"Первоначально я раздражался тому, как нас учат. Сейчас я стал улавливать суть происходящего. Цель курсов – научить нас жить в немецком обществе. Мы разбираем, как правильно заказать себе сосиску с горчицей и попросить её подогреть, мы учимся покупать билеты на вокзале, отправлять письмо и сохранять документ на компьютере. Однако это имеет довольно далёкое отношение к изучению языка. Преподаватели считают, что нам нет необходимости знать, почему здесь идет винительный или дательный падеж, − нужно заучить шаблон. Для кого-то будет этого достаточно: пройдя первичную подготовку, можно полжизни существовать среди немцев и быть способным лишь купить себе килограмм картошки, однако не видеть в этом большой проблемы.

Я ожидал системного изучения языка, однако кому здесь это нужно? Захочешь – выучишь, а если не хочешь – мы дали тебе фразы, сможешь изъясниться. Я не знаю всех особенностей преподавания русского как иностранного, но как преподаватель я бы считал такой подход примитивным. Мне больше импонирует метод, используемый в передаче «Полиглот»: ученик получает ядро, от которого он может отталкиваться и идти дальше. Тем самым он не привязывается к определенным темам при общении.

Здесь же нам дают фразы как раз тематически, что сковывает свободный разговор с незнакомым человеком. При начале изучения языка человек должен склонять, спрягать, зубрить: здесь этого не хватает. Не хватает требовательного учителя, не хватает домашнего задания и выставления оценок за него. Каждый мотивирует себя сам, но далеко не у всех хватает стимулов для занятий. Определенное несовершенство, а на мой взгляд даже порочность такого метода изучения языка, нивелируется тем, что человек (часто студент) находится в языковой среде, и ему просто придется выучить язык, чтобы не вылететь из вуза. Если перебросить языковые курсы с этой методикой за рубеж, то КПД будет стремиться к нулю.

Также языковые курсы не учитывают особенности учащихся, а именно их национальную принадлежность. Для сирийцев, у которых родной язык арабский, трудными кажутся некоторые моменты, о которых я вообще не задумываюсь. Для меня само собой разумеется, что существительные изменяются по падежам, что буква h произносится не во всех словах, что существуют возвратные глаголы и т.п. Преподавателю приходится останавливаться на таких моментах и тратить время на объяснения, когда остальная часть группы (в данной ситуации русский, мексиканка и угандец) всё понимает. Поэтому я все же склоняюсь к тому, что группа должна как минимум быть собрана из учащихся, которые являются носителями близких языков. Сейчас наше занятие иногда переходит на арабский язык: сирийцы объясняют друг другу правила. Весело конечно, но время тратится напрасно. Уже хочется выучить наконец язык и самому его преподавать, чтобы показать, как это нужно делать!

О языковых курсах я не думал и в принципе даже не знал. В общем письме для всех сорока стипендиатов говорилось, что ДААД обычно предоставляет возможность выучить язык тем, кто его плохо знает. И каково было мое удивление, когда я получил официальное подтверждение из Бонна о стипендии. В бумаге также значилось, что я должен 1 августа быть в городе Марбурге для изучения немецкого языка".

**************

И добавлю немного историй про манеру сдачи тестов на курсах немецкого языка и общий уовень подготовки продолжающих групп (Источник - https://foren.germany.ru/Deutsch/f/36046014.html?Cat=&page=5&view=collapsed&sb=5):

- Не знаю как в Гёте, но в TELC не только темы по устной части повторяются, но и темы писем и задания в тестах. При чем у арабов есть практически все старые тесты с ответами, которые большинство из них и зубрят, даже не вникая в грамматику.

Самое обидное, когда на следующий уровень прутся индивиды, которые с натяжкой предыдущий экзамен "сдали".

У нас в группе C1 10 человек, из которых двое сдали B2 на отлично за счёт собственных знаний и 8 человек, которые тупо ответы ABCD зубрили и с трудом проходной балл набрали, а сейчас все еще даже в базовых темах плавают.

Но с C1 подобный трюк у них уже не прокатывает, тут они с Erörterung пролетают, где в отличии от B2 недостаточно только вступление и заключение написать, чтобы минимальный балл за письмо получить, если нормальной аргументации нет, то сразу 0 пунктов + в Hören Teil 3 нужно фразы писать, а не просто плюсики ставить :) Даже если они все остальное на 100% зазубрят, но пролетят с двумя этими заданиями, то им 1 балла до проходного не хватает :)



- В группах много людей, которые повторяют курс. Для них нет отдельных групп, все учатся в одной куче: и кто в первый раз пришёл, и кто повторяет. Не знаю, что за входные тесты делает школа, но реально очень тяжело учиться, когда такой большой разброс знаний, умений и навыков у учеников. В качестве примера: мы на С1 на полном серьёзе повторяли тему из грамматики, какие окончания надо ставить в прилагательных после определённого артикля, неопределённого и если артикля нет вообще. Т.е. люди дошли до С1 с неусвоенным материалом из А2.


- У нас точно такой же цирк. У многих нет никакой мотивации учить язык, их цель была добраться до Германии и сесть на пособие, они своей цели уже добились, а курсы это просто способ протянуть время пока не нарожают еще детей или не придумают себе какую-нибудь инвалидность, чтобы Job Center отстал.
Tags: Немецкий язык, О дивный русский мир
Subscribe

  • Пост "О здравохранении"

    Сегодня утром увидела пост, посвященный качеству современной медицины в Москве -…

  • Вспоминается анекдот "А вы бы вышли?.."

    Когда узнала, что МИД России собирается вернуть до 2030 г. не менее 500 000 соотечественников-эмигрантов, вспомнился "Духлесс 2" и методы…

  • В мире животных

    Попала в огромный немецкий зоомагазин Köllezoo, который размером с супермаркет Ашан. Чего там только нет! Всё для аквариумных, террариумных…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments