homaaxel (homaaxel) wrote,
homaaxel
homaaxel

Categories:

Битва за Москву

Сегодня сходили на выставку в Манеж, посвященную битве за Москву.
Вот здесь можно про нее посмотреть
http://www.mosmuseum.ru/rus/moscow/exhibitions/2006/11/33.shtml
Да, устроители постарались - при входе на выставку создается ощущение, что переносишься во времени: здесь ждут парковые скамейки тех лет, фонари, часы - словно попадаешь в парк отдыха. На огромных экрананх показывают веселые мирные будни, парады, закаты, рыбалку, а потом выплывает надпись "22 июня". И здесь ты переходишь границу...
Это действительно граница, т.к. здесь установлен пограничный столб СССР. И высоко над нами висит своей черною громадой рупор. Смотришь на него и только и ждешь, как он что-то тревожное начнет вещать. Племянник быстренько прошуршал рядом, направляясь к немецким солдатам. Ведь немецкий мотоцикл куда интереснее, чем какой-то там столб.
Да, казалось бы они - всего лишь следующее поколение, но они настолько другие, не знающие дедушку Ленина, пионеров, герба СССР. У них все это не вызывает тех ассоциаций, которые есть у нас, которыми мы, наверное, пропитаны насквозь, с детства. Они почти не смотрят старых фильмов о войне, так только, отрывками. И им совершенно непонятно - как это нет телефона в доме и радио - одно на всю улицу.
Что привлекло внимание ребенка, так это плакаты военных лет, со штыками, призывами, смелыми мужчинами и мужественными женщинами.
Посмотрели на "Катюшу", на полуторку. Последняя вообще ребенка ничем не впечатлила, маленькая ведь, невзрачная, да еще и из дерева. Только взрослые долго, молча, уважительно постояв рядом, фотографировали машину-легенду.
- Ваня, помнишь старенькую бабушку из деревни? Так вот когда началась война они с сестрой только что школу закончили. У них был выбор - либо пойти на щоферские курсы и подвозить снаряды на фронт, либо идти в учителя и учить потом остальных. Бабушка ужасно боялась взрывов, поэтому пошла на учительницу, а ее сестра вот на такой машине всю войну ездила.
Посмотрели на агит-листовки немцев о том, что "русские - сдавайтесь и переходите на нашу сторону. Вам будет обеспечена еда и хороший уход, бла, бла, бла...", на наши удостоверения, письма домой, похоронки, пробитый пулей немецко-русский словарь.
Завод на военном положении: остатки невывезенного оборудования, за работой - женщины и дети, работающие голодными по 12-16 часов, плакаты "Женщины, изучайте технический процесс! Заменяйте ушедших на фронт мужчин!". И кругом фотографии-фотографии Москвы: вот роют огромные противотанковые рвы (работницы "Трехгорки", "Парижской комунны"), это же адский труд, вот укладывают мешки с песком поперек Садового кольца, вот многокилометровые полосы ежей по всему городу, заложенные наполовину мешками витрины магазинов, марширующие отряды мальчиков-добровольцев... Я не видела линию Маннергейма, но это было очень на нее похоже. Например, Садовое кольцо во всю его ширину (метров 60-80)состояло из повторяющихся слоев ежей, линий иешков в высоту человека, колючей проволоки. Кстати, укрепления из мешков встречались на выставке повсюду, только успевала от них уворачиваться, заглядевшить на какой-нибудь экспонат.
Было представлено очень много фотографий города на осадном положении, военных снимков, фотографий заводов и фабрик, бомбоубежищ и метро(многие из них увидела впервые, т.к. они были представлены из музея ФСБ, музея хранилищ на спецносителях и других музеев, названия которых слышала впервые, хотя я довольно интересующийся человек).
Воссозданная кремлевская комната руководства - огромный старый стол, зеленая лампа, карта во всю стену, телефон для связи через коммутатор... Рядом на огромном экране транслируются военные кинохроники. Сестра все показывает ребенку:
- Вот какие раньше были телефоны...
- А что, мобильных не было??
- Нет, не было. Этого телевизора тоже не было (имелся ввиду экран).
- Как телевизоров не было??!
Были представлены комнаты квартир тех лет - старинный диван тех лет, игрушки, мишки, куклы, комоды с ситцевыми платьями. На кухне - металлическая оцинкованная ванночка для стирки, развешенное белье на кухне, гимнастерка, маленькая печурка в углу, бедненькая кухонная утварь... Да, небогато жили...
Рядом - продуктовые карточки, на хлеб, на мясо... Первый раз их увидела. Да, какие бои разворачивались за их обладание, воровали, отбирали. Потом еще долго выстивали в очередях, чтобы свое получить. Маленький мальчик лет шести спрашивает папу:
- Пап, а где карточки на сок?
- На какой сок?, - папа в недоумении.
- Ну карточки на сок..
- Не было тогда сока, малыш.
Впечатлил вход в метро, ведущий вниз, в подземелье. Огромная буква "М" и надпись на кирпичной стене "Бомбоубежище"... Спускаюсь вниз, долго-долго, поворот за поворотом. Кругом стрелки вниз и плакаты тех лет. Наконец, попадаю в темноту, иду несколько шагов в темноте... и вдруг оказываюсь на рельсах, а передо мной светит огнями состав метро. От такой неожиданной встречи застываю столбиком на месте. Через пару секунд перевожу дух, оглядываюсь и поднимаюсь с рельс на саму станцию "Маяковская". Она воссоздана почти в полный размер, такие же стены, потолки, установлена трибуна с дедушкой Лениным и цветами, расставлены стулья и идет концерт для фронтовиков. Очень много народу сидит и слушает. Да, здесь есть что послушать...
На рельсах стот вагон метро тех лет, совсем другой, не похожий на современные. Внутри висит верхня одежда выступающих с докладом, установлен стол. В соседнем вагоне - длинные столы с мандаринами, сушками, самоваром и стеклянными стаканами в классических железных подстаканниках. Захотелось есть.
Вернулась обратно "на землю". Попала в еще одно крытое бомбоубежище, над головой висели полосы плотной материи, из-за чего создавался полумрак. Мы сидели на ящиках с оружием и смотрели фильм о ночных воздушных атаках - как работали зенитчики, как дежурили на крышах, как зашторивали окна и на ночь город погружался в кромешную тьму, как объявляли воздушную тревогу и люди мчались в метро, спали на каменном полу, пережидая часы налетов. Вдоль стен были развешены карты, где ежедневно отмечались результаты налетов - какие районы бомбили, сколько фугасных бомб сброшено, колько успели сбросить с крыш и погасить, сколько возникло пожаров.
Порадовал фильм - Москва, декабрь, военные действия совсем рядом с городом, а люди готовятся к овому году - несут домой елочки. Видно по густой дымке и пару, вырывающемуся из ноздрей патрульных лошадей, как холодно было тогда, стояли жуткие морозы. Очень странно видеть людей с праздничными елочками, спешащих домой на фоне ежей и штабелей мешков. В уголке на выставке стояла новогодняя еловка, украшенная старыми игрушками (многие сделаны самостоятельно), флажками, настоящими маленькими свечками. Маленький мальчик, заметив настоящие свечи, сказал об этом маме:
- Но они ведь могли загореться!
- Да, и иногда они загорались...
Ребенок был в немом удивлении.
Многие взрослые подходили, смотрели на новогодние игрушки, задумчиво улыбались и шли дальше, тихо шепча:"У меня такие же были..."
Прошла вдоль огромной стены Казанского вокзала (сделали целую стену на основе военной фотографии), из-за стен поднимался дым горящих зданий, на месте магазина "Московский" были обычные дома, кстати лучше бы они и остались. Рядом с вокзалом стояли и валялись чемоданы, узлы... Шла эвакуация. Долго оглядывала эти чемоданы со всех сторон, так и не поняла, как же их, таких огромных, поднимали? Ведь ручка такая маленькая, а вещей внутри так много.
Между фотографиями и картами на стене встретился белый лист статьи из газеты "Богородица" (честно говоря, первый раз о такой газете). Газета была датирована декабрем 1941 года. Удивительно, как ее, религиозную, вообще в то время выпустили. В ней говорилось о том, что Москву трижды облетали с иконой, после чего за одну ночь мороз поднялся до - 42 градусов. До этого было некоторое потепление и немцы предприняли попытку приближения к Москве, даже выслали отряд разведчиков, побывавших на станции метро "Сокол", они вернулись и доложили, что город оставлен жителями и готов к сдаче. В ночь после этого мороз и ударил - влажная одежда на немцах фктически задубела и встала колом, после чего они уже физически не могли наступать.
Можно было занырнуть в землянку к партизанам - вокруг росли елочки, а верх был накрыт камуфлированной сеткой. При входе висят теплые тулупы, внутри - стол с планшетами и документами, в углу - радиола (наверное, трофейная), вдоль стен - валенки и оружие.
Кругом документы, документы, письма, оставленные на столе перед уходом на фронт...
Посреди площами, между ежами и мешками с песком, афишные тумбы. На одной - сводки из газет, с фотографиями Сталина, снимками с фронта. На другой - афиши ноября-декабря 1941 года театров Москвы - "Цыганский барон", "Мария Стюарт", оперы Глинки... И это в осаждаемом городе...
На огромной сцене манежа - выступления с песнями и рассказами, по бокам - экраны, на которых показывают занимательный фильм. Какой-то канал (подозреваю что "Первый", ибо у него денег много) загрузил четые огромные фуры техникой и направился по направлению к Химкам или по Белорусскому направлению. Там договорились с военными частями, переодели служивых в солдат, партизан, лыжников в белых маскхалатах и на поле воссоздали картину обороны Москвы (как Бородинское сражение). В фильме было много воспоминаний, использовались совмещения кадров, когда человек стоит на одном и том же месте, но разных годов (половина кадра получается черно-белой). К сожалению, я не успела посмотреть фильм полностью, если кто знает, где его можно увидеть - подскажите.
Если дополните или поправите мой рассказ - с интересом прочитаю : )
Tags: ВОВ, Москва
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment