December 12th, 2016

Вежливое насилие: Я ВАЖНЕЕ, чем ТЫ

Текст Юлии Рублевой.

С тех пор, как поколение 90-х стало взрослым и осмысленным, мы, то есть их родители, стали замечать, что они разговаривают с нами так, будто прошли тренинг у психолога.

Моя дочь однажды написала мне письмо из соседней комнаты: «Мама, я тебя очень люблю, но такого обращения больше не потерплю». Я уже и не помню, что я сделала, - наверное, пыталась как-то манипулировать, но мгновенно устыдилась.

Мне были поставлены границы. Со мной никто не спорил, мне никто не возражал, меня просто осведомили, что мое поведение неприятно.

Хорошо бы научиться этому нам, поколению 80-х и 70-х годов рождения. Именно мы те люди, которым часто задавали и задают вопросы, а также делают замечания и отпускают комментарии, заставляющие нас белеть от бешенства, сжиматься от страха или стыда, и мысленно много раз за ночь проговаривать ядовитые, остроумные ответы, которые не приходят нам в голову вовремя. Мы молчим в ответ на эти вопросы, или спорим, но все бесполезно.

И они известны каждому из нашего поколения:

- Тебе уже двадцать семь, а замуж когда?

- Когда вы родите второго?

- Что, опять учиться? Мужика тебе надо найти.

- Вам уже два года, а считать не умеет? Вы его врачу показывали?

- Ты не любишь жареную картошку? Как можно не любить жареную картошку? Почему ты ее не любишь?

Collapse )

Жить в браке, высчитывая дни...

Из недавно прочитанного - две большие статьи на православную тему. Одна об ответственности за рождение и воспитание детей, вторая - о мучениях подростков, главным образом парней, от ощущения своей пробуждающейся сексуальности. Статьи большей частью не о православии, а о психическом внутреннем мире человека, который как-то меняется, принося человеку то ощущение счастья, то страдание.

Несколько цитат:

"...посмотреть с ребенком в обнимку классный фильм или задать ему вопрос «О чем ты мечтаешь?», чтобы потом час слушать ответ – это непозволительная роскошь, когда полный завал на кухне, счета за свет не оплачены и опять надо ехать в супермаркет за продуктами. И такой «невыслушанный» ребенок в будущем создаст семью, куда перекочуют по наследству все его обиды и страхи. Я знаю пары, где у женщин по «непонятным» причинам замирали одна за другой беременности, а потом оказывалось, что их мужья, будучи травмированы в детстве, панически боятся ответственности родительства. Одного мама в младенчестве бросила, другого жестоко бил отец."

"Наши дети, это я с уверенностью могу сказать, плод нашей любви, а не визитная карточка, не побочный эффект супружества, не своеобразный пропуск в рай. Мы о них мечтали."

"Грех найден, жизнь обретает смысл. Этот вопрос живёт в юноше и ищет свой ответ. И находит — в той загадочной стихии, которая пробуждается в теле подростка, которой он не знал ребенком, и которую он не может самостоятельно ни понять, ни обуздать, ни использовать.

И когда мальчик находит в себе грех, и опознаёт его в пробуждающемся сексуальном начале, то он оказывается заперт в ловушку: избыть в себе до конца пол практически невозможно, особенно, если ты молод и хотя бы относительно здоров. И избежать как минимум эпизодических «грехопадений», хоть наяву, хоть во сне, для нормального мальчишки также нереально. Особенно если мальчик серьёзно относится к словам Евангелия — «всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем» и виноватит себя за мысли и желания точно также, как за дела.

Все эти советы про «заниматься спортом», «не есть слишком много мясного» и «не смотреть откровенных изображений» – глупое лицемерие стариков, забывших, как они были молодыми. Ибо физическая нагрузка в шестнадцать лет не ослабляет, а усиливает сексуальное желание, а откровенные изображение сейчас находятся просто везде, и чтобы их избежать, мальчику надо для начала перестать выходить из дому.

Collapse )