homaaxel (homaaxel) wrote,
homaaxel
homaaxel

Жызел

Еще одно эпическое произведение Жеки, сослуживца из отдела.  Стилистика и орфография автора сохранены.

ВНИМАНИЕ!                                                                   

Всё ниже изложенное - личное виденье автора и я ни кому его не навязываю.

В данном произведении встречаются слова с экспрессивной (негативной, иронической) окраской. Во избежание недоразумений, просьба людям с расшатанной нервной системой и неустойчивой психикой даже не начинать чтение, в противном случае автор не несёт никакой ответственности.

ПРЕДИСЛОВИЕ

Произведение «ЖИЗЕЛ» является путеводителем по Государственному Акадэмическому Большому Театру России и предназначено для людей, намеривающихся туда попасть, либо тем кто был и позабыл все прелести просмотра данного балета, а также любителям хореографических изысков с большой буквы Л. Надеюсь, что взгляд глазами обывателя, ни каким боком к балету не относящийся, будет им любопытен.

26 марта 2005 года, в субботу, занесла меня нелёгкая в Государственный Академический Большой Театр России, ну тот, что находиться на Театральной площади с голым мужиком в тачанке на крыше, смотреть балет «Жызел». Нет, я не то чтобы был таким большим поклонником балета, но, вроде как, билет халявный, да и слышал многое о Большом, а, как говориться, лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Ведь об этом театре много говорят и пишут, люди мечтают туда попасть, вот и я решил позырить чё за штука такая, этот хвалёный храм искусства.

Место, указанное в билете, находилось довольно далеко от сцены, и я предусмотрительно прихватил десятикратный бинокль немецкого производства. Мне показалось, что театральный мне навряд ли поможет. Он же такой маленький и я, не дай бог. чё-нибудь прогляжу важное. Ну не буду бежать впереди паровоза, начну по порядку.

Здание Большого театра было построено в 1776 году и ни разу не перестраивалось, поэтому я выехал пораньше, чтобы получше рассмотреть памятник архитектуры позапозапозапрошлого века. Уже проезжая через Манежную площадь, у меня стало портится настроение. Несмотря на субботу-вечер, дороги были довольно плотно забиты автотранспортом. (Ума не приложу, какого рожна народу не сидится дома в честно заработанный выходной.) Я долго пробирался по пробке в районе ДУМА, с трудом припарковался недалеко от театра, закрыл машину и пошел к главному входу.

В виду древности театральной постройки, центральный вход обветшал и был закрыт на ремонт. Стрелками был указан путь к заднему проходу, через который я намеревался проникнуть в святая святых. Как ни странно, он находился с левого бока. Пробравшись через толпу людей, предлагающих «совсем не дорого» билетики на спектакль, я подошел к заветной двери, которая, как я рисовал в своём больном воображении, отделяла жуткий, серый, суетный мир от чего-то большого, светлого, конечно, не рая, но чего-то очень похожего. Я подошел к двери чтобы поскорее впорхнуть в сказку, но на взлёте меня тормознули два грозных охранника, с лицами, не обременёнными 10. и попросили продемонстрировать билет. Убедившись в его наличии, они впустили меня внутрь. За дверью меня встретила бабуля-контроллер, она оторвала контрольный корешок билета и пожелала приятного просмотра. Но это было ещё не всё, следующим препятствием на моём пути была проверка на наличие металлических предметов, опасных не только для меня, но и для окружающих.

Молодой человек сурового вила попросил, чтобы я поставил барсетку на стол, выложил все металлические предметы и мобильный телефон. Я вывалил содержимое карманов и достал бинокль. При виде него, а бинокль был армейский, цвета мплитари, охранники оцепенели и напряглись. Они провели анализ увиденного и решили, что вслед за биноклем минимум на столике появятся автомат Калашникова и фанаты Ф1 без чеки, а дальше все пошло бы по отработанному сценарию: естественно, произошёл бы взрыв, после чего завязалась бы перестрелка, переросшая в кровавую бойню, ну что-то на вроде Беслана. В глубине души они стали готовиться к худшему. К счастью, всё обошлось без кровопролития. Я прошёл сквозь рамку металлоискателя, после чего дама, как оказалось, тоже охраница, попросила показать содержимое сумки.

Она искала колюще-режущие предметы, огнестрельное оружие и, как мне показалось, что-нибудь вкусненькое. К сожалению, я ничем побаловать её не мог. Если бы знал, что так получится, обязательно захватил карамелек и ещё что-то из вышеуказанного. По тому, как она реагировала на наличие алкоголя, попадающегося в сумках пришедших на спектакль гостей, мне стало ясно, что бедолага страдает крайней формой алкоголизма, усугубленного жёсткой шизофренией, выраженной в следующем: при виде бутылки с алкоголем она теряла рассудок, что-то выкрикивала, брала бутылку и быстро бежала к шкафу, который стоял неподалёку, прятала её там. затем возвращалась к столику, протягивала испуганному хозяину алкоголя какую-то бумажку, судя по всему с номером телефона, с целью отблагодарить (по всякому) позднее. Известно всем, что алкоголизм это тяжёлая болезнь, а женский алкоголизм вообще не лечится, поэтому на меня увиденное подействовало удручающе. Мне стало безумно жалко бедную женщину-алкоголика, ведь  она могла бы стать хорошей женой, в конце концов матерью, а из за этого недуга прозябает и деградирует в поисках спиртного.

Жизнь состоит из череды чёрных и белых полос по которым мы идём, испытывая то взлёты, то падения. У падшей женщины-охранника, типичной жертве зелёного змия, чёрная полоса развернулась поперёк, и не смотря ни на что. несчастная уверенно двигалась по ней под горку в «светлое будущее», испытывая все тягости и лишения этого нелёгкого, тернистого пути. В принципе, жизнь у алкоголички сложилась не так плохо, как кажется на первый взгляд, она по своему счастливый человек, у неё была любимая работа, да и через розовую призму алкогольного опьянения не видно всего того негатива, что нам показывают по тивилизеру. Было очень приятно, что дирекция театра не выгнала её за алкоголизм, видимо у людей, связанных с театральной деятельностью, действительно большое и доброе сердце.

После того, как я попрятал выложенные вещи обратно по карманам и убрал бинокль, охранники перестали напрягаться и стали шептаться с женщиной-алкоголиком, о небольшом откате с её стороны, в виде чего-нибудь горячительного для снятия пережитого стресса. Никогда не думал, что бинокли так действуют на людей. Оно и понятно, эти люди работают в театре, не просто театре, а главном театре страны, значит они творческие личности, а у творческих личностей, как правило, очень слабая психика, которую они обычно укрепляют алкоголем - это древнее народное средство. Оставив бедолаг-охранников, я двинулся дальше навстречу сказке.

Пройдя по сумеречному коридорчику, я вышел к гардеробу, где решил раздеться. Игривая бабуся-гардеробщица, смыслом жизни которой было раздеть побольше людей, встретила меня как потенциальную жертву своего тайного фетиша, оценивающим взглядом профессионала своего дела, оглядела меня с ног до головы и томно попросила показать...

билет. Я ей его протянул, она посмотрела что на нём написано, выдержав паузу, твёрдо поставленным голосом, сказала, что мне здесь не место и чтоб я шёл... куда повыше, а именно на третий ярус, там и раздевался, а здесь таким как я не место. Искушение раздеться и удовлетворить эротические фантазии бабуси было велико, но я взяв себя в руки, не вступая в диалог со старой извращенкой, развернулся и отошёл в сторону. Пока я находился в её поле зрения, слышал нелестные выкрики в мой адрес оной. Движимая жгучей силой похоти, неудовлетворённая мной старуха, рвала и метала до тех пор. пока не нашла новую невинную жертву.

Я решил не спешить и посмотреть Большой изнутри. Обычно в театральных холлах висят фотографии актёров и снимки фрагментов спектаклей. Ничего даже отдаленно напоминающего фотографии я не увидел. Единственное, что было как во всех театрах, это толпа людей в буфете, но об этом позднее. Все стены театра были выкрашены мутно-грязной бежевой краской, только названия ярусов и буфетные вывески были позолочены, безвкусица полная. Я стал подниматься по лестнице всё выше и выше. Лестница была сильно обшарпанной, мраморные ступеньки стёрлись наполовину, чувствовалось влияние времени. Всё находилось в плачевном состоянии и освещалось приглушённым, тусклым светом. Руководство театра, решив с экономить деньги, убило трёх зайцев сразу: во- первых, в темноте не видно жуткого состояния театра, во-вторых, не надо делать стенды с фотографиями, всё равно ничего не видно, чё на них смореть, в третьих, колоссальная экономия денежных средств на электроэнергии.

На каждом лестничном пролёте шла бойкая торговля программками. Старушки, торговавшие ими наперебой, выкрикивали рекламные слоганы, борясь не на жизнь, а на смерть за каждого клиента, на лицо была видна здоровая конкуренция. Ко мне привязалась одна из торгашек и я, идя у на её поводу, не за дорого, а именно за 10 рублей прикупил программку. Цена была действительно маленькой по сравнению со всем остальным барахлом, которым торговали в театральных холлах. Старушка применила коммерческий ход конём, так называемый демпинг, тем самым, переманив у конкурентов клиентов. Конкурентки не смогли ничего противопоставить умудрёной коллеге и ретировались в поисках новых рынков сбыта.

В зал ещё не пускали и я, максимально приблизившись к осветительному прибору типа торшер, стал разглядывать программку. На обложке было нарисовано здание Большого театра. Оказалось, что спектакль в Большом уже идёт с 1843 года и сегодня был 1117 показ. Автором «Жызели» был, по видимому, француз А. Адан. Но это ещё было не самое интересное. Когда я открыл программку, волосы на моей лысой голове зашевелились. Там, где обычно пишут фамилии актёров и музыкантов, крупными буквами были выведены следующие имена. В центре был запёчатлён широко известный артист Больших и Малых Акадэмических театров Юрий Михайлович Лужков. Вот поистине талантливый человек. Хошь тебе северные реки вспять, хошь памятник Петру, хошь третье транспортное. Вот ведь и хватает же времени и энергии у человека. Куда там американцам с Рейганом. Он вначале был актёром, а потом президентом стал. А наш Юрий Михалыч всё сразу, и жнец, и жрец и на дуде игрец, а теперь вот звезда балета. Не удивлюсь, если первой ногой, ступившей на Марс, будет мозолистая нога Юрия Лужкова в пуантах. Как всё-таки символично, аж в груди покалывает, первый космонавт в космосе - Юрий и первый космонавт на Марсе тоже Юрий. Наверняка он и там колец понастроит, не хуже чем на Сатурне. В центре планеты снесёт все старые здания, после чего таджики, малдоване и хохлы, не за дорого построят офисные высотки с элитным евро-жильём. По окраинам возведёт торговые центры, а у каждого выхода метро продовольственные и вещевые рынки для лиц марсианской национальности. Все вновь выстроенные дома заселит Мармянами и Марсербайджанцами, а местных, коренных марсиан переселит за свежепостроенную Марсианскую Кольцевую Авто Дорогу. Опустившись с небес на землю, я пришёл в себя, и мне очень захотелось, поскорей посмотреть на Лужка в новом амплуа, на пуантах и в пачке.

Сразу за балеруном Ю.М. Лужковым шёл практически мне не знакомый Михаил Швыдкой. Сразу хочу заметить, что раз я про него ничего не знаю, то и напраслину писать не буду, но судя по всему, раз он идёт сразу за Лужком, то наверное тоже талантливый танцор балета.

Кроме вышеуказанных, было перечислено ещё около десятка фамилий евреев из театрального бомонда, которые я никогда не слышал. Единственный, кто мне более или менее знаком - это прославившийся своими безумно дорогими яйцами Виктор Вексельберг. Я, конечно, не знаю, но демонстрировать их со сцены Большого театра не совсем удобно, на мой взгляд, есть более подходящие места. Хотя, если есть, что показать, то почему бы и нет.

Продолжение следует...

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments