homaaxel (homaaxel) wrote,
homaaxel
homaaxel

Category:

Прогулка по Гоголевскому бульвару. ч. 4

        Итак, в прошлый раз мы остановились около скамейки с изображением царских орлов и красноармейских звезд. Здесь на углу пересечения Сивцева Вражка и Гоголевского бульвара стоит вполне современное здание. Его занимает одно из отделений Сбербанка. Это реконструкция, но смотрится вполне гармонично по сравнению с исторической застройкой.



        Но интереснее следующее с ним здание. К нему мы пройдем вдоль ограды, чтобы все лучше видеть. Здание бежево-песочного цвета интересно тем, что под выступающими эркерами можно увидеть сов.



Эркер поближе:



        Выстроен в начале 20 в. в модном тогда стиле модерн знаменитым архитектором Кекушевым. Когда-то здесь жил один из основоположников аэродинамики С. А. Чаплыгин. Великий ученый известен тем, что внес большой вклад в основы гидродинамики, аэродинамики, баллистики. Был награжден орденами Ленина и Трудового Красного Знамени, удостоен звания героя Соцтруда.
       Он сыграл большую роль в быстром прогрессе нашей авиации. В годы войны весь свой опыт и знания отдал работе в ЦАГИ.

        Сегодня на Гоголевский бульв., 21 находится Государственная корпорация "Росвооружение". Характерные окна с рамами в стиле модерн напоминают об английском стиле.



      Головы женщин, изображенные на фризе, так же перекликаются с женскими головками на эркере. Только вторые более носатые, откровенно страшненькие и не улыбаются.



Те самые совы:



       От этого дома с совами тянется вереница больших доходных домов предреволюционного периода. Состояли они большей частью из дорогих многокомнатных квартир со всеми удобствами и предназначались для состоятельных съемщиков — крупных коммерсантов, адвокатов, профессоров, инженеров, врачей, артистов. Это типичные образцы эклектической архитектуры.

        Следующий за ним розовый дом напоминает итальянское палаццо. Посмотрите какие у него интересные расчлененные окна верхнего этажа. Действительно напоминают венецианские окна. Нижний этаж рустован, то есть словно отделан природным камнем. Дом в стиле эклектики, начало 20 в.



      В этом доме, в квартире №3 в 1910-1938 гг. жила одна из главных актрис Московского Художественного театра, народная артистка СССР О. Л. Книппер-Чехова, жена А. П. Чехова. Последние годы талантливого писателя отражены в переписке с Ольгой Леонардовной (известно более 800 писем).
         Очень трудно себе представить, что Чехов, пытавшийся несколько месяцев написать роман о любви и отделавшийся в итоге фразой: “Он и она полюбили друг друга, женились и были несчастливы”, когда-нибудь решит жениться. Он боялся связанных отношнений как огня, чем очень огорчал многих влюбленных в него женщин. И с Ольгой Книппер они поженились, когда она была совсем не юная особа - ей тогда исполнилось 29 лет. Женитьбы Чехова, заядлого холостяка, удивила всех.
        “Ну, милая моя Олечка, тебе только одной удалось окрутить моего брата! — говорила Мария Павловна Чехова. — Тебя конем трудно было объехать!” И правда, с Ольгой у Чехова с самого начала вышло не совсем так, как с другими. Она не была ни особенной красавицей, ни большим философом. Она даже не была молода: шутка ли! Двадцать девять лет. Но ее энергия, жизнелюбие, веселость, словно вливали в него, слабнущего и больного, новые силы. В ней было очень много того, что сегодня называется “сексапильностью”, а в начале 20 века звалось “очарованием зрелой женщины”. Не даром она никогда не играла девушек, а всегда женщин, пусть даже старше себя. “Всегда не весна, а лето, всегда зрелость, полнота, женское, а не девичье “смятение чувств”, — писали про нее. И эта ее “зрелость” пробудила в Чехове настоящую страсть. “Целую тебя в спинку, в шейку!”, “Переворачиваю и подбрасываю”. “Сжимаю в объятьях так, чтоб захрустели все твои косточки” — таких слов, как Ольге, он никому никогда не писал и, похоже, не говорил.



      Свадьба была тайной — это было условие Чехова: “Ужасно почему-то боюсь венчания и поздравлений, и шампанского, которое нужно держать в руке и при этом неопределенно улыбаться”. И даже родному брату, случайно встреченному на улице за час до женитьбы, Антон Павлович ничего не сказал, а сестре пост-фактум написал: “Я женился. Сей мой поступок нисколько не изменит моей жизни. Мать, наверное, говорит уже Бог знает что, но скажи ей, что перемен не будет решительно никаких, все останется по-старому”.
       Оба супруга страстно хотели детей. Первая беременность Ольги Леонардовны в 1901 году закончилась выкидышем. “Дуся моя, замухрышка, собака, дети у тебя будут непременно, так говорят доктора. — Пишет ей Чехов. — У тебя все в целости и исправности, будь покойна, только недостает у тебя мужа, который жил бы с тобою круглый год. Но я так и быть уж, соберусь как-нибудь и поживу с тобой годик неразлучно и безвыездно”. И вот весной 1902 года Ольга Леонардовна снова поняла, что беременна. Она очень береглась, просилась у Немировича уйти из театра (“О, только на время!”), но он уговорил ее съездить напоследок на гастроли в Санкт-Петербург. Люк во время спектакля на сцене почему-то оказался открытым… После перенесенной операции детей у Книппер быть не могло. “
       Об интересной, яркой жизни Чехова и Книппер можно прочитать здесь и здесь.

Венецианские окна и ажурные решетки балкончиков крупнее:





       На противоположной стороне бульвара находятся небольшие красивые дома с не менее известными жителями.

      Дом № 12 построен 1880-е годы с множеством декоративных элементов в стиле древнерусской архитектуры. Здесь можно увидеть множество арок, маленькие окна даже раздроблены этими арками. Фасад словно состоит из маленьких кирпичиков, создает ощущение очень пестрого, яркого.



Здесь можно подняться по ступенькам и внимательно рассмотреть украшения дома:



На белой линии фриза, которая лежит на уровне окон, кирпичи, поставленные углом, образуют поребрик.



         Длинный фасад следующего дома поглотил два рядом стоящих здания. После пожара 1812 г. на этом месте построил великолепный дом князь Васильчиков.



        Здесь же в 19 в. проживала  русская меценатка Надежда Филаретовна фон Мекк. В 17 лет ее выдали замуж за Карла фон Мекка. Наверное они были счастливы – в браке у них родилось 18 детей. Карл фон Мекк был российским предпринимателем, одним из основоположником развития железных дорог в России. Если в 1860 году в России было только 100 км железной дороги, то уже двадцать лет спустя, благодаря его деятельности, было более 15 000 км. Это сделало семью фон Мекк миллионерами. Благодаря железным дорогам к Москве от Курска и Киева, а также очень выгодной для Москвы Рязанской ветке, она захватила монополию транспорта зерна из чернозёмных областей.
       Карл фон Мекк скончался в 1871 году, оставив Надежде Филаретовне большое состояние — имения и несколько миллионов рублей. Это состояние впоследствии дало ей возможность стать меценатом искусств. Надежда Филаретовна оказывала большую материальную поддержку Петру Ильичу Чайковскому. Впоследствии она предоставляла ему настолько большое финансовое пособие (6 000 рублей в год), что он смог оставить профессуру в Московской Консерватории, чтобы сосредоточиться исключительно на творчестве.
      С Чайковским Надежда Филаретовна фон Мекк так и не увиделась лично до конца жизни, хотя они имели обширную переписку, которая продолжалась 13 лет. По иронии судьбы ее сын женился на племяннице Чайковского.

Центральный балкон:



       А в 1899 году дом перешел во владение купчихи Зиминой. Ее брат, Сергей Иванович Зимин, был известным театральным деятелем, муж, Назарий Григорьевич Райский, оперным певцом. Вполне понятно, что в доме побывало очень много известных и одаренных личностей начала века. Здесь гостили известнейшие композиторы, например, Рахманинов, бывал Федор Шаляпин. В доме часто проходили домашние концерты и творческие встречи, и можно только позавидовать старинным стенам, которым довелось видеть и слышать столько талантливых людей. Когда после революции дом был национализирован и туда подселили большое количество семей, Зиминой и Райскому пришлось очень потесниться. Прекрасный гостеприимный особняк разбили на несколько тесных квартир, правда, одну из них позволили занять бывшим хозяевам особняка.
        В 1920-х годах здесь помещался Верховный Суд.

Узоры под крышей напоминают каштановые листья:



        В 1956 году в доме открыли Центральный шахматный клуб СССР и до сих пор там проводятся встречи шахматистов. Здесь же в 1980 году основан  музей шахмат, где можно увидеть все, что связано этой игрой – кубки и другие трофеи завоеванные гроссмейстерами России, картины, рисунки, карикатуры на шахматную тему, скульптуры и фотографии чемпионов, многочисленные комплекты шахмат, изготовленные в 18-19 веках мастерами разных стран из слоновой кости, фарфора, мрамора, перламутра, стекла, металла, дерева.

       Когда-то этим домом владел купец Александр Алексеев, принадлежавший к большому клану московских купцов. Со временем он со своей семьей переселился в соседний бежевый двухэтажный дом.



В конце 19 в. – особняк купчихи Алексеевой. На его правой стене, выходящей во двор, вылеплена большая буква А - это вензель первой владелицы дома — Елизаветы Михайловны Алексеевой.



Вензель крупнее:



        Елизавета Михайловна, мать московского городского головы Николая Александровича Алексеева. Его двоюродным братом был знаменитый Станиславский. Фабрикант, купец, московский голова. Прекрасный хозяин. При нем в Москве была построена Мытищинская водонапорная башня, проложены первые городской водопровод и канализация, первые асфальтовые тротуары. Построены здания ГУМа и городской Думы, восстановлен запущенный к тому времени Александровский сад, по всему городу высажено много зеленых насаждений. Именно ему принадлежит инициатива строительства первой психиатрической больницы – она же Канатчикова дача, она же больница им. Кащенко.

        В 1889 году городской голова Николай Алексеев начал сбор пожертвований для строительства клиники для душевнобольных. Когда он обратился к купцу Флору Ермакову, тот дал на строительство клиники 3 рубля, сообщив: "Как просится, так и дается". "Что ж, вам в ножки, что ли, поклониться?" - спросил Алексеев, удивившись скупости предпринимателя. "А хоть бы и в ножки", - ответил купец. Тогда градоначальник снял с себя символ власти - цепь - и низко поклонился меценату. После этого Ермаков выписал Алексееву чек на 300 тысяч рублей, но не забыл прихватить со стола трехрублевую бумажку, опасаясь, что Алексеев возьмет и ее.




       По иронии судьбы он был смертельно ранен душевнобольным у себя в думском кабинете. Его пытались спасти прямо на месте трагедии: уложили в кабинете, срочно вызвали Склифосовского, который и прооперировал его под хлороформом в стенах Думы. Но пулю вынуть не смогли - не нашли, и Николай Александрович умер от заражения крови и перитонита. По решению думцев в память о нем в главном зале Думы установили его портрет. Дума ассигновала 200 тыс. рублей на благотворительные учреждения его имени. По ходатайству Думы новой психиатрической больнице было присвоено имя Алексеева (в 1922-м она была переименована в больницу им. Кащенко, в 1994-м - возвратила себе прежнее название).

Интересные статьи по роду Алексеевых - генетика гениев, интервью с наследницей рода.



      В интернете нашла всего одну строчку: "  В годы Великой Отечественной войны и в первые послевоенные годы здесь располагалось Главное управление контрразведки «СМЕРШ»". Но информация больше нигде не подтвердилась. Кто поможет уточнить?



Продолжение следует...

Tags: Гоголевский бульвар
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments