homaaxel (homaaxel) wrote,
homaaxel
homaaxel

Categories:

"Три сокровища Лао-цзы"

"Три сокровища Лао-цзы" из книги Алекса Анатоля "Истина дао".
На самом деле его зовут Александр Анатольев, он давно уехал в США, еще в советское время. Основал там даосский храм, общается с прихожанами, пишет книги. Он один из лучших друзей моего тренера по тай-чи, поэтому мне повезло несколько раз присутствовать на его лекциях в Москве. Человек-гора :) Всегда улыбается, очень красивая вкрадчивая речь, интересные акценты в лекциях. После общения с ним появляется много поводов работы над собой.

Три сокровища Лао-цзы представляют собой три важных предостережения, которые следует помнить в жизненном странствии и в поисках благополучия. Они практичны и применимы к проблемам повседневности. У них имеется также глубинный подтекст, сущностно важный для даосизма. Лао-цзы совершил удивительный подвиг: сумел соединить обыденную практичность с вечной философией.

Первое — это любовь.
Мудрость Лао-цзы, 291


Первое сокровище Лао-цзы, «любовь», получило столько неверных толкований со стороны переводчиков и философов, что его общепринятое определение приобрело абсурдный характер, абсолютно несовместимый с философской сущностью даосизма. У китайского иероглифа, обозначающего в том числе и любовь, есть много значений. К несчастью, это привело к целому ряду противоречивых трактовок первого сокровища — от «любви» у Линь Ютана до «простоты», «благожелательности» и «человеколюбия» у других переводчиков.
Ища верную трактовку какой-либо доктрины Лао-цзы, практикующий даос всегда смотрит на то, как она применяется в реальности. Правильное толкование или понимание подтверждается только практическим применением, тогда как неверное явственно теряет силу будучи приложено в умственной или физической сфере Если пользоваться этим методом, быстро станет ясно, что перевод иероглифа, обозначающего первое сокровище как «любовь», откровенно ошибочен. Когда Лао-цзы говорит в заключении стиха о трех сокровищах, что «любовь победоносна в нападении и неуязвима при защите», понятно, что принятое толкование слова «любовь» неверно. Никто из уцелевших в физическом столкновении не станет заявлять, что тайное оружие, обеспечивающее победу, — это любовь. Спросите ветерана любой войны, полицейского или жертву насилия, является ли любовь ключом к сохранению жизни. Нелепость подобной идеи очевидна. Обращение к интеллектуальному убеждению, с целью превратить «победу посредством любви» в эффективный жизненный принцип, — безумие пополам с фантазией или слепая вера в религиозную догму. Любовь — действительно сильное чувство, играющее важную роль в человеческом существовании, но она никогда не станет учебным предметом в военных училищах.
Так что же имел в виду Лао-цзы, когда писал о любви как о первом сокровище? Ответ лежит в сочетании трех сущностных элементов: приятия, действенной и искренней заботы и простоты чувств. Результатом такого сочетания является более точное определение первого сокровища.
Первое необходимое условие любви в смысле Лао-цзы — это приятие. Подлинная любовь требует принять любимого безоговорочно. Подобным же образом нужно прийти в согласие и с миром вокруг себя. Например, если вы не согласны с какой-то идеей, вам трудно постичь ее на самом глубинном уровне. Математик должен прежде всего признать математику в качестве интересной области для изучения, в противном случае он никогда не сможет узнать и осмыслить ее принципы. Спортсмен должен любить свой вид спорта, чтобы тренироваться с пылом, необходимым для улучшения результатов. Невозможно предаваться частично чему-либо стоящему. Стали бы вы доверять врачу, который не переносит вида крови но кое-как делает хирургические операции, потому что это, хороший источник дохода?
Эмоциональное приятие — необходимая предпосылка для результативного действия, что бы вы ни предпринимали. Оно открывает смыслы и позволяет уму и телу функционировать правильно.
В этом явлении скрывается понимание того, что, когда вы полностью принимаете что-либо, вы признаете это, не требуя изменений. Ваше приятие первого сокровища должно быть безусловным, нельзя пытаться изменить людей или явления в соответствии со своими желаниями или ожиданиями. Когда кого-то увлекают с его естественного пути, это означает, что все, кто вовлечен в ситуацию, будут насильственно выведены за пределы своих ограничений и с этим придется как-то справляться. Такая принудительная любовь несовместима с приятием. Сколько пар несчастны потому, что один из партнеров пытается сделать из другого (или оба — друг из друга) то, чем сам стать не может? Нездоровое стремление представителей человечества изменить то, что им менять не следует, является главным источником неудовлетворенности, а иногда и конфликтов.
Поскольку приятие является одним из составляющих первого сокровища Лао-цзы, даосизм требует, чтобы любовное чувство было подкреплено конкретными действиями. Словесные выражения любви очень милы, но это всего лишь слова. Настоящая любовь должна иметь выражение в действенном внимании, посредством которого любимый человек получает подлинную заботу в неограниченном количестве. Супруг или супруга получают физическую и эмоциональную поддержку. Домашнее животное получает пищу, кров и медицинскую помощь в случае необходимости. Будет ли это вполне приземленная покупка продуктов для дома или романтическое поднесение букета, но действенная и искренняя забота — необходимый элемент в даосском определении любви.
Ранее в этой главе любовь описывалась как естественное чувство, которое появляется, когда ваша привязанность к человеку или животному так велика, что он становится поистине частью вашего существа. Такая неподдельная любовь — это простое и ясное чувство, оно не усложнено и ему не надо учиться. В этом отношении любовь весьма похожа на свою противоположность — ненависть, для которой тоже не требуется наставлений. Религиозные учреждения на протяжении двух тысяч лет пытались преподать усложненную версию любви, преуспев только в разжигании войны и в умножении заблуждений.
Простые чувства, мысли и действия служат подлинными проявлениями любви. Без таких искренних проявлений любовь не существует. Простота подразумевает необходимость сбросить с себя все сложности, которыми бесчисленные социальные институты нагрузили вас.
Упрощение означает возвращение к своей естественной сути. Такое восстановление связи между интеллектуальным и естественным (или животным) «я» является необходимым шагом для достижения благополучия и важным инструментом для странствия по жизни. Умение анализировать ситуации и сводить их к простым, лишенным сложностей наблюдениям — действенная метода. Это один из базовых механизмов для избавления от заблуждений — главных источников стресса и преград для благополучия. Ценность практического применения этого механизма невозможно переоценить, так как умение упрощать — первый шаг к тому, чтобы стать «решателем задач» в вашей профессиональной и личной жизни. Как заметил Чжуан-цзы,

Умники запутываются в собственных хитростях, превосходный же человек следует прямо к истине.
Мудрость Аао-цзы, 308

Итак, значение первого сокровища лучше перевести не как «любовь», а как «приятие, деятельная забота и простота». Если применить это новое определение к утверждению Лао-цзы, что любовь победоносна в нападении и неуязвима при защите, то смысл отрывка делается ясен. Принять конфликт за то, чем он является, и вступить в него с ясным, незамутненным мышлением и одновременно действуя просто — вот залог победы. Ваша «любовь» к врагу выражается в понимании его мотивов и тактики, а затем — в ответе ему решительным действием без колебаний.
При таком определении любви мы видим, что первое сокровище Лао-цзы затрагивает саму суть духовного бытия.
Оно учит даоса-ученика реалистически воспринимать любое явление и полагаться на простоту мысли и действия.

Второе — никогда не брать слишком много.
Мудрость Лао-цзы, 291

Второе сокровище Лао-цзы, «никогда не брать слишком много», — это даосский совет-предостережение против чрезмерности. На уровне физическом вредоносные плоды чрезмерности очевидны и хорошо осознаются. Если вы будете переедать, то растолстеете; если будете слишком много курить, то испортите себе легкие, если будете слишком много бегать, у вас начнут разрушаться коленные суставы, если вы будете слишком много работать, то погибнете от изнеможения. Чрезмерность в физическом мире ведет к беде.
Слишком быстрый темп убивает, избыток кислорода отравляет, а избыток солнца — сжигает.
Не менее важно понять, что второе сокровище Лао-цзы не является принципом самоотречения или минимизации потребностей. Например, второе сокровище не будет поддержкой саморазрушительному воздержанию буддийского монаха от пищи, физических упражнений и секса. В даосизме, который обращается к природе как к эталону, нет места таким причудливым, сугубо интеллектуальным конструкциям, не признающим потребности тела. Ведь если избыток кислорода отравляет, то недостаток приводит к удушью; если слишком быстрый темп убивает, слишком медленный препятствует достижениям; если переедание приводит к ожирению, то недоедание — к истощению.
Если необходимо избегать как чрезмерности, так и отречения, то как же даосу установить верную степень какого-либо физического действия? Какой мерой или масштабом измерять эту степень? Чжуан-цзы ответил, заметив:

Бобер утоляет жажду из реки, но пьет ровно столько, чтобы наполнить свой живот.
Мудрость Лао-цзы, 226

Чжуан-цзы обращается к природе, чтобы показать, что мерой верного количества физического действия является необходимость, или умеренность. Принцип «никогда не брать слишком много» учит даоса устанавливать, каково это нужное количество, и достигать его, чтобы действовать правильно. Чувствительный к следствиям физических воздействий, даос естественным образом доводит свои действия до верной степени. Так, если ваши пищевые пристрастия влекут прибавку в весе, то диета вновь сделает вас стройным. Если на повороте раздается визг шин вашего автомобиля, вы жмете на тормоза, чтобы сбросить скорость. Когда у вас болят мышцы от слишком интенсивных упражнений, вы делаете перерыв и приходите в норму. Понимая этот компромисс между чрезмерностью и отречением, мы выясняем, что «умеренность» — наилучший перевод для слова, обозначающего второе сокровище Лао-цзы.
Умеренность в физическом мире имеет важные следствия для людей запада, особенно когда речь идет о владении материальными ценностями. Во времена, предшествовавшие сегодняшнему изобилию Америки, приобретение материальных благ было необходимо для выживания. Когда типичная семья уже перестала быть фермерской семьей с полным самообеспечением, в индустриальном обществе появилась новая семья, состоявшая из наемных работников, которые зарабатывали деньги на пищу и кров. Такая перемена в характере труда — переход от получения средств к существованию к более абстрактному понятию зарабатывания денег — открыла ящик Пандоры. Ведь если физические ограничения фермера позволяли ему выполнить только достаточное количество труда, чтобы материально поддержать свою семью, то работник индустриального общества сделался машиной для зарабатывания денег, ограниченной только собственным умом и желаниями. Фермеры и переселенцы работали столько сколько было необходимо; работники же индустриального общества работали сверх уровня необходимости, насколько хватало их устремлений. Материальные блага сделались подтверждением успеха и уже не требовались для выживания. Психология стяжательства выросла под нажимом общества и стала базовой предпосылкой для неудовлетворенности в сегодняшней Америке. В сущности, индивидуальная удовлетворенность приносится в жертву бесконечной гонке за материальными ценностями. Примечательно, что Лао-цзы наблюдал такое даже в Древнем Китае и призывал даосов избрать для себя умеренность в обладании материальными благами:

Нет большего проклятия, чем неудовлетворенность. Нет большего греха, чем стяжательство.
Мудрость ЛаО'Цзы, 225

Ключевая особенность всех даосских принципов состоит в том, что они, работая в физическом измерении, точно так же применимы и в сфере ментальной. Такая двойственность требует, чтобы даос применил второе сокровище, управляя своим умом. Таким образом, избыточные размышления столь же опасны для благополучия человека, как и любая физическая чрезмерность.
Если в случае физической чрезмерности мы подвергаем риску тело, то избыточная умственная деятельность вредит душевному покою и благополучию. В результате чрезмерного количества размышлений мы получаем взбудораженный ум, который беспокоится по поводу любой житейской мелочи. Ум, который постоянно соображает «что будет, если...», не может жить настоящим моментом. Непрерывные расчеты и планы забивают голову ненужными сомнениями. А это по-рождает страх перед будущим, который становится одним из самых мощных барьеров для достижения благополучия. Как сказал Лао-цзы,

кто спокоен и умиротворен, за тем идет весь мир.
Мудрость Лао-цзы, 223

Ум занимает себя не только постоянными планами и подсчетами, но и саморазрущительной потребностью зацикливаться на вопросах, на которые нет ответов. Желание узнать о жизни после смерти, о воле Божьей и об иных тайнах ведет к беде. Такие мысли не просто пустая трата энергии — они программируют такую работу ума, которая идет вразрез с реальностью. По прошествии некоторого времени ум становится агрегатом, в котором самозарождаются заблуждения и путаница. Чжуан-цзы заметил, что наше знание не выходит за пределы материального мира.

Тот, кто наблюдает действие Дао, не пытается ни пройти до самого конца вещей, ни подняться к самым их истокам. Здесь прекращаются все споры.
Мудрость Лао-цзы, 148

Потеря внутренней уравновещенности — не единственная опасность, подстерегающая отуманенный заблуждением ум. Уже три тысячи лет назад китайцы знали, что стресс является первейшей причиной болезней; современная наука лишь начинает признавать его роль в возникновении заболеваний. Из-за этой, надежно подтвержденной свидетельствами связи между умом и телом, стресс, которому подвергается ум, ведет к целому букету психосоматических заболеваний. Всевозможные расстройства — от проблем со спиной до сердечно-сосудистых и кишечных болезней — зачастую являются прямым следствием стресса и заблуждений, которые поражают ум.
Создавая для себя такой образ жизни, который ведет к благополучию, даос всегда бдительно смотрит, не угрожает ли ему какая-то опасность. Он учится быть чувствительным к своему окружению и тем самым выявлять проблемы еще до того, как они начнутся. Даос не станет прятать голову в песок и ждать, когда грянет беда. Напротив, его спокойный ум постоянно и бдительно улавливает малейшие признаки угрозы его благополучию. Стоит ему только заметить надвигающуюся беду, как он тут же начинает действовать, чтобы избежать угрозы или уничтожить ее. Всегда проще справиться с ситуацией на начальной стадии. Лао-цзы говорил, что опасности «надлежит преодолевать, пока они еще невелики» (Мудрость Лао-цзы, 282).
Большинство людей настолько поглощены мелочами жизни, занимая себя внешними атрибутами общества, что забывают о реальных предостережениях. Только спокойный ум будет восприимчив к этим маленьким знакам беды и поэтому сможет действовать до того, как угроза разрастется. Такая философия приносит практические плоды во всех аспектах жизни, включая личные отношения, деловую сферу и социальное взаимодействие в целом. Лао-цзы предлагал даосам реагировать на событие, пока оно еще не произошло; наводить порядок до того, как начнется смута. Мудрость Лао-цзы, 283
Первое сокровище Дао-цзы (приятие, действенная забота, искренняя простота чувств) и его второе сокровище (умеренность) крепко связаны.

Открой свою простую самость, прими свою естественную природу, сдерживай свое себялюбие, сокращай свои желания.
Мудрость Лао-цзы, 120

Третье — никогда не быть первым в мире.
Мудрость Лао-цзы, 291

Третье сокровище Лао-цзы есть завет избегать одного из мощнейших стимулов общества — «во всем быть лучшим». С самого рождения общественные институты постоянно подталкивают человека к тому, чтобы превзойти и обойти всех вокруг. Школы побуждают получить более высокий балл, бизнес — выпускать самую лучшую продукцию, спортивные программы — стать сильнее, а рекламодатели — вызывающе выставлять напоказ модные тряпки и автомобили. Во всем этом содержится скрытое послание, что счастье возможно только если быть лучшим и иметь побольше. Общество желает видеть личность скаковой лошадью, которая участвует в забеге без финиша. Балом правит конкуренция, и что-либо ниже первого места — удел неудачников.
Лао-цзы осознавал опасности, связанные с этой постоянной погоней за первым местом. Он видел, что соревнование за чин и состояние является для общества одним из основных орудий манипуляции, действующим в ущерб счастью граждан. Под нажимом конкуренции человек выходит за пределы своих возможностей. Это порочная стезя, где используются гордость и тщеславие для порабощения людей.
В мире конкуренции даже небольшой успех делает человека мишенью для соперников, оспаривающих с ним первое место. Если даос будет потихоньку радоваться материальному благосостоянию только как средству устроить себе благополучную жизнь, то обычный человек будет выставлять свои достижения и домогаться большего. Тем самым он становится мишенью для движимых завистью и ревностью. Чжуан-цзы напоминает, что самое прямое дерево первым попадает под топор, а Лао-цзы говорит:
Если твой зал наполнен золотом и яшмой, ты не сможешь их уберечь. Гордиться богатством и знатностью значит навлекать на себя беду.

Выполнив свою работу, уходи. Таков путь Неба.
Мудрость Лао-цзы, 79

Увидено у alexandrlesovoy на dao_ru

Tags: Книги
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments