homaaxel (homaaxel) wrote,
homaaxel
homaaxel

Categories:

Освенцим, часть 3

"Ад продолжался. Норма выполнялась. Не могла не выполняться, ибо к Венгрии приближалась Красная Армия. По плану требовалось сжечь всех, а Будапешта еще и не коснулись…

К платформе подходило сейчас до 13 поездов в сутки. В бешеном темпе производилась «селекция», после чего сжигали 20 тысяч. Весь день непрерывно шли смертники. Шли всеми дорогами, во все четыре крематория. Впереди шествия, в лимузине — Крамер. Затем карета Красного Креста, развозящая банки с газом, затем зондеркоманда с дровами и, наконец, — жертвы. Они замыкали процессию собственных похорон.

На некотором расстоянии от этой процессии шли счастливцы, которым «даровали» жизнь. Все происходило, как на современной крупной фабрике. Старики и дети исчезали в крематориях, в «Канаду» отъезжали нагруженные до краев машины. Женщины, которым была «дарована» жизнь, входили в зауну. Элегантные, загорелые, полные очарования, с прекрасными, тщательно сделанными прическами… Войдя в зауну с одного конца барака, они выходили с другого: обритые, в платьях не по размеру, с крестами на спине, босые. Их строили, пятерками, и тут оказывалось, что все они на одно лицо. Худые утопали в широких, падающих до земли платьях, у более полных были еле прикрыты колени. Изорванные платья обнажали то спину, то плечи. Так простаивали они часами возле зауны и ждали, пока соберется нужное количество для отправки на указанный участок.

На этом месте из товарных вагонов выгружали людей, рассортировывали и затем большинство отправляли в газовые камеры.



"Было 11 часов утра. В лагере все жило ожиданием транспортов. В «Канаду» прислали дополнительно 500 евреек из женского лагеря — на сортировку поступающих вещей. Наготове была и зондеркоманда, набранная в принудительном порядке. В нетерпении были эсэсовцы — они ждали вина и консервов. Ждал добычи весь великий рейх.

А люди шли, ничего не подозревая. На развилке дороги их разделили на две группы. Одни пошли прямо к белому домику. Прелестной тропинкой вдоль опушки березового леса. Другие повернули направо и приближались к нам. Они были уже близко. Мы отчетливо видели их: дети и женщины. В платках и в пальто, богатые и бедные, — крестьянки из венгерской провинции, молодые женщины и пожилые, такие, как всюду на свете. Маленькие дети совершали это путешествие на руках у матерей, дети постарше — цеплялись за их юбки, а подростки подозрительно оглядывались вокруг. Толпа двигалась очень медленно. Так медленно, что можно было рассмотреть каждое лицо. Это были усталые лица, подчас беспокойные. Эти люди шли в полном неведении того, что их ждало. Видно было, что они приготовились к тому, чтобы смириться с некоторыми неудобствами. Они знали, что уже не хозяева своей судьбы, что находятся в чьей-то злой власти, что должны быть послушны чьим-то приказам. Все это, впрочем, они усвоили еще дома, как только фашисты оккупировали их прекрасную страну. Но о том, что ожидало их здесь, они даже не догадывались. Может быть, некоторые — очень немногие — что-то предчувствовали."



         Из воспоминаний Рудольфа Гесса:
"Уничтожение в КЛ Аушвиц происходило следующим образом: евреев делили на две группы: мужчин и женщин, а потом как можно спокойнее вели в крематории. В раздевалке узники зондеркоммандо разговаривали с евреями на их родном языке, объясняя им, что их привели сюда только помыться и пройти дезинфекцию, советовали тщательно складывать вещи и запомнить, где их оставили, чтобы после дезинфекции можно было быстро найти свою одежду. Члены зондеркоммандо были заинтересованы в том, чтобы все происходило как можно быстрее и спокойнее."

            В зондеркоммандо заключенных набирали в принудительном порядке.

"В течение целого дня идут и идут мужчины из зондеркоманды, несут и несут дрова. Обросшие, черные от пыли и сажи, с блуждающим взглядом. Но чаще они идут с опущенными глазами, как под бременем большой тяжести. Они тащат огромные ветви орешника, подметая листьями дорогу. Идут в облаках пыли, окруженные чадом самого ада.

У нас укрепилось убеждение, что люди из зондеркоманды — чудовища, ибо как иначе они могли бы выполнять такую работу. Смотрю поэтому на них холодно и презрительно. Задерживаюсь взглядом на одном, лицо которого кажется мне интеллигентным. Как может он сжигать человеческие трупы!

Человек из зондеркоманды выпрямляется и глядит на меня вызывающе.

— Почему вы на меня так смотрите, что вам во мне не нравится?

— Ваша работа, — отвечаю я зло.

Он подходит ближе и начинает объяснять — нервно, возбужденно, взволнованно, — будто каждое слово решает вопрос его жизни. Меня испугала его реакция на один только взгляд.

— А вы думаете, я напрашивался на эту работу? Вы ведь должны знать, как нас набирают, как нам приказывают. Как мы ни голодаем, но стараемся любым способом скрыться во время этих кошмарных перекличек, чтобы не быть выловленными. Но меня нашли, вытащили из толпы. Конечно, я мог броситься на проволоку, это всегда возможно. Некоторые так и делали, не выдержали. А я хочу жить. Вдруг произойдет чудо, которого мы все ждем! Может, сегодня, может, завтра нас освободят. Тогда я буду мстить, тогда я, непосредственный свидетель, расскажу миру, как там… внутри… как это происходит.

Он оглядывается, нет ли кого-нибудь, и продолжает с горечью:

— Что касается этой «работы», то если не сходишь с ума в первый день… после можно привыкнуть. Вам кажется, что тот, кто работает на фабриках боеприпасов, выполняет более благородные функции? Или те, в «Канаде», которые трудятся для них, сортируют все это и высылают? Мы все работаем по приказу и все работаем на них. Только наша работа — более неприятна. Верьте мне, я хочу уцелеть не для того только, чтобы жить… У меня нет никого, всех моих родных удушили газом. Я хочу жить для того, чтобы отомстить и чтобы рассказать!..

— Почему вы не восстаете? — рискую я спросить. — Почему вы не противитесь?..

— А вы почему не восстаете? Только потому, что принадлежите к тем немногим, что сидят в канцелярии? Сколько вас? Шесть десятков? А те тысячи, которые медленно умирают в лагере, почему они не восстают? Вы хорошо знаете, что при малейшей попытке сопротивления всех сразу расстреляют из автоматов. А попробуйте организовать заговор, всегда найдется негодяй, который донесет, — ради лишней порции, из усердия, мало ли из-за чего. Шпионов везде хватает, иначе вы не попали бы в Освенцим. Разве без шпионов они что-нибудь знают? Имеете вы хоть какое-нибудь представление о том, сколько людей пытались поднять восстаний и сколько их пошло туда?..

Он указывает пальцем вверх.

— Вам кажется, что зондеркоманда это страшные люди… Поверьте, это такие же люди, как вы все… только гораздо более несчастные.

Не раз еще у меня была потом возможность поговорить с людьми из зондеркоманды. Они подробно рассказывали, как это происходит внутри. Как после «газа» приступает к работе парикмахер, снимая волосы с трупов; если бы собрать все эти волосы, они весили бы тонны.

Как затем специальный зубной врач осматривает у трупов рот и вырывает золотые зубы. Волосы идут на пароходные канаты, а людские тела на производство мыла.

Ничего не должно пропасть. Гитлеровская Германия — великая, хозяйственная, бережливая страна."


          Позже зондеркоммандо подняли восстание и взорвали два из четырех крематориев. Люди ценой своей жизни разрушили системы, которые уничтожали тысячи других людей.
          Вот так сейчас выглядят руины взорванных крематориев:









Схема устройства крематория.



        С правой стороны видно железнодорожную ветку, она упирается в лестницу, на которой мы сейчас стоим. На лестнице в мирное время был устроен многонациональный мемориал. Скульптура в центре которого напоминает руины.






Вдоль мемориала на многих языках мира тянется одна и та же надпись:



        С какой же легкостью и чувством свободы мы вышли из ворот лагеря! Хотелось с себя сбросить размышления об увиденном. Хотя наоборот, хотелось узнать больше. Рядом с воротами находится большой книжный магазин мемориала, где на многих языках можно найти альбомы, книги, воспоминания. Так я там приобрела книгу Кристины Живульской "Я пережила Освенцим" и дневники эсесовцев "Аушвиц глазами СС", которыми воспользовалась при составлении текста.
        После легкого обеда мы отправились на территорию Аушвиц-I. А для тех, кто путешествует общественным транспортом подскажу: экскурсии начинаются из Аушвиц-I, где приобретаете билет за 40 злотых (400 р.). Это цена экскурсионного обслуживания, аренды наушников и переезда между лагерями Освенцим и Биркенау на музейном автобусе. Рюкзаки нужно сдать в камеру хранения за плату. Сам вход на территорию музея бесплатный.

        Фото и видеосъемка на территории музея разрешена исключительно для частного, личного использования. Ни при каких обстоятельствах такие фотографии или фильмы нельзя использовать в любом контексте или предприятии, которое посягает на доброе имя жертвы концентрационного лагеря Освенцим. Съемка со вспышкой и использования штатива не допускается внутри зданий. Фото-и видеосъемка не допускается в комнате с волосами потерпевших или в подвалах блока 11.
         Сайт музея - www.auschwitz.org
         Музей открыт с 8 до 15 ч. ( в зимнее время, т.е. до наступления темноты). В высокий сезон (с апреля по октябрь) входить на территорию лагеря можно только в составе группы. На своем опыте могу сказать, что это разумно. Ведь внутри бараков довольно тесно и даже группы иной раз мешают друг другу, сталкиваясь в коридорах, что уж говорить про индивидуальных туристов... Посещение лицам до 14 лет не рекомендуется.

Польша
Польская кухня
Про безопасность на польских дорогах
Про качество дорог в Польше
Дороги Польши, навигатор
Прохождение границы Беларусь-Польша
Таможня Тересполь-Брест
Дорога до Кракова (декабрь 2012), часть 1 (польские дороги)
Дорога до Кракова (декабрь 2012), часть 2 (про качество дорог, виды за окном и автомойку самообслуживания)

Дорога до Кракова (октябрь 2010 г.) Прохождение таможни, польские дороги и деревушки
Дорога до Кракова, продолжение (октябрь 2010 г.) Про омелу

Краков (про отель "Матейко")
Брест-Краков (про рождественский рынок и кафе "Под ангелами")
Величка-Биркенау (подземные шахты и концлагерь)

Освенцим

Дорога в Освенцим (виды зимней дороги, городка Освенцим и немного вводной информации по музею)
Освенцим, часть 1 (внутри бараков, про мужчин и женщин)
Освенцим, часть 2 (бараки, вагон и платформа)
Освенцим, часть 3 (про крематории и зондеркоммандо)
Освенцим, часть 4 (про бараки и систему охраны)
Освенцим, часть 5 (про барак Уничтожение, барак гестапо и медицинский барак)


Кудова Здруй

Минеральный курорт Кудова Здруй. Про город и виллы.
Минеральный курорт Кудова Здруй. Наш номер и поздний ужин. Что посмотреть в Судетах.
Дорога в горный массив Судеты (золотые и урановые рудники, подземное конструкторское бюро Арадо)
Дорога от Кудова Здруй до Праги, вечерний рождественский город и паб "Толстая коала"
Tags: Освенцим, Польша
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments